Давайте делать оперу!

Культура09 января 2006 года

Год назад Новая израильская опера (НИО) отметила два десятилетия со дня своего основания. В ознаменование подобной даты принято выпускать красочные альбомы, которые затем многие годы пылятся на книжной полке.

Новая израильская опера. Официальный сайт.

Новая израильская опера. Официальный сайт.

В НИО решили порадовать нас книгой, в которой собрали и фотографии, и несколько личных высказываний тех, кто стоит во главе театра, но главное – долгий и подробный перечень спектаклей, солистов, режиссеров, дирижеров, короче, тех, кто в течение этих двух десятков лет творил на сцене нашего оперного театра. И даже я, внимательно следивший все эти годы за происходящим в нашей опере, радовавшийся каждому ее успеху и сокрушавшийся по поводу неудач, казалось, знакомый с каждым мало-мальски важным событием на ее подмостках и за кулисами, был поражен объемом и разнообразием свершенного.

Это сегодня мы уже говорим о концепции, о планировании репертуара на несколько лет вперед, об избирательном подходе при отборе солистов, дирижеров, режиссеров и оформителей. А ведь тогда, в истоках театра, многое, почти все, делалось чисто интуитивно, по некоему смелому наитию, которое, к радости и счастью, было талантливым.

Помню первый спектакль НИО, проходивший в зале тель-авивского Камерного театра (своего помещения у Оперы еще не было). Это был «Дидона и Эней» Генри Перселла. Почему именно эта опера? Сегодня вряд ли кто-либо даст ответ. Но какое это было сценическое празднество! Именно тогда были заложены основы видения облика нашего оперного театра, с акцентом на второе слово, «театр». Ведь еще не было ни своего оркестра, ни своего хора, ни своих солистов. И на следующий год сыграли только один спектакль, «Свадьбу Фигаро» Моцарта. В третьем сезоне уже повторили «Свадьбу», поставили популярнейшую «Травиату» и решились на вещь абсолютно невероятную для молодого, начинающего театра, на оперу, написанную в ХХ веке – «Взлет и падение города Махагони» Брехта – Вайля. И публика приняла это довольно благосклонно. Тогда и осознали, что в отсутствии так называемых «оперных традиций» есть и свои преимущества: менее консервативная и более молодая публика, воспитанная на театральных экспериментах, в которых у израильского театра опыта было более чем достаточно. Не завзятые меломаны, которые приходят послушать и оценить то или иное исполнение хорошо знакомой арии, но слушатель и зритель, может, менее искушенный, но куда более любознательный.

О воспитании публики можно судить и по вещам курьезным. Как известно, опера – это искусство довольно дорогостоящее, и государственных бюджетов всегда не хватает. Так появились и свои меценаты, для которых важно прийти на премьеру, чтобы, прежде всего, себя показать, проветрить норковые манто и похвастать украшениями. Мы, музыкальные критики, приглашенные на эти же премьеры, не раз наблюдали, как после первого антракта зал пустел процентов на двадцать. Ну, а после второго, да еще если опера не принадлежала к числу шлягеров, то и на все пятьдесят. В прошлом сезоне, после премьеры «Воццека» Албана Берга, восхитительно эстетичного по сценографии и изыскано авангардного по музыке, я был свидетелем довольно компетентного обсуждения этого спектакля группой именно этих постоянных посетителей премьер, входящих в весьма престижный клуб «Друзей Новой израильской оперы».

Но деньги, как известно, сами по себе не играют и не поют. Истинным катализатором, поразительным допингом для нашего оперного театра стала алия 90-х годов из бывшего СССР. НИО заговорила по-русски, сначала за кулисами, а затем и на сцене. Недавние артисты провинциальных советских оперных театров вошли в состав хора, созданный именно в эти годы на базе репатриантов симфонический оркестр Ришон-Лециона становится постоянным и неизменным коллективом НИО, коим остается по сегодняшний день.С хора начали двое из ведущих ныне солистов НИО Лариса Татуева и Владимир Браун, из США вернулась Марина Левит, из Львова приехала Сюзанна Порецкая, из Донецка – Феликс Лившиц.

К своему десятилетию НИО получила подарок: собственный зал в Центре сценических искусств, спроектированный и построенный по всем требованиям современного оперного театра, с глубокой сценой, сложной сценической механикой для быстрой смены декораций, компьютеризированным освещением… Наши критики сразу же бросились искать недостатки и изъяны, и обнаружили их, естественно, в деле невидимом, в акустике. Года два назад в Израиле гостил мой зарубежный коллега достаточно известный и искушенный оперный критик. От него я услышал немало лестных слов об этом зале, но в первую очередь он отмечал именно прекрасную акустику.

Открывался зал оперой Мусоргского «Борис Годунов», когда заглавную партию пел прославленный Паата Бурчуладзе. Помню, как он восхищался и залом, и атмосферой, и публикой, и самой постановкой. Паата поет в НИО довольно регулярно и говорит, что будет рад делать это еще много лет. Впрочем, он далеко не единственный из мировых знаменитостей, кто приезжает в НИО с завидным постоянством. Среди них и такие звезды, как режиссер Франко Дзеффирелли и дирижер Валерий Гергиев. Более того, Гергиев привозит сюда раз в два года весь состав Мариинского. Была и одна совместная постановка, двух оперных театров, «Катерина Измайлова» Шостаковича. Между прочим, Мариинка не единственный российский оперный театр, регулярно сотрудничающий с НИО: вот уже три года подряд к нам привозит свои эпатажные постановки московская «Геликон-Опера» Дмитрия Бертмана.

В одной из бесед об опере в Израиле, один из ее мечтателей, первый художественный руководитель НИО, маэстро Гари Бертини как-то сказал: «Опера – это музыкальная витрина культуры страны. Погодите немного и вы увидите, как, под влиянием оперы, поменяются приоритеты, появятся новые идеи, как в музыке, так и в театре». Действительность превзошла самые смелые мечты и предположения. В НИО выросли два отличных дирижера, Ашер Фиш и Дани Эттингер, имена которых хорошо известны на международных оперных сценах (Ашер Фиш сегодня артистический директор НИО). Два израильских театральных режиссера, Омри Ницан и Рина Иерушалми, сделав свои первые постановки в НИО, сегодня затребованы и в других оперных театрах мира. Здесь сделала свои первые режиссерские шаги и Юлия Певзнер, которая сегодня желанный постановщик во многих уважаемых оперных театрах, в том числе, российских Мариинке и Большом.

У нас уже появилась целая плеяда вокалистов, воспитанников израильских музыкальных академий и оперных студий, которые, пройдя горнило НИО, с успехом покоряют сердца меломанов на весьма почетных оперных подмостках мира. Среди них и Габи Саде, и Хадар Халеви, и Анна Скибинская, и Светлана Сандлер, и Ирина Бертман, и Маша Йоффе – список далеко не полный. Израильские композиторы все смелее штурмуют оперные бастионы, и грандиозная эпическая опера Иосифа Барданашвили по роману израильского классика А.Б. Иехошуа «Путешествие на край тысячелетия» в постановке Омри Ницана представляет собой яркий пример мастерства во всех отношениях. И под конец еще один, казалось бы, частный пример. В 1985 году в еще только замышлявшийся оперный театр, вместе с его первым директором, Ури Офером, пришла очаровательная молодая помощница, Хана Муниц, отвечавшая тогда за связь с прессой. Вместе с НИО она прошла и первые годы становления, и «детские болезни», и строительство нового зала, и кризисы, и трудные времена, когда только самые преданные друзья, хотя и не малочисленные, были готовы приехать сюда на гастроли. Сегодня Хана Муниц – харизматичный, опытный и уважаемый не только дома, но и всеми своими зарубежными коллегами, директор Новой израильской оперы, молодого, талантливого, задорного и находящегося в постоянном поиске ансамбля, у которого впереди еще так много свершений.

РЕПЕРТУАР НОВОЙ ИЗРАИЛЬСКОЙ ОПЕРЫ НА 2006-2007 ГОД

«Армида» Христофора Виллибальда Глюка – режиссеры постанощики – молодые израильские хореографы Инбал Пинто и Авшалом Поллак.

Визит «Геликон – Опера» со спектаклями «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича и «Борис Годунов» Мусоргского в оркестровке Шостаковича. Режиссер – Дмитрий Бертман

«Трубадур» Джузеппе Верди, первая совместная постановка с двумя оперными театрами США, в Лос-Анджелесе и Вашингтоне.

«Сказки Гоффмана» Жака Оффенбаха – новая постановка НИО. Режиссер – Николас Йоэль, дирижер Стивен Слоан.

Визит Мариинского театра с новой постановкой «Фальстафа», последней оперы Джузеппе Вердию Дирижер – Валерий Гергиев, режиссер – Кирилл Серебренников.

«Ариадна на Наксосе7 Рихарда Штрауса, впервые на сцене НИО. Дирижер – Ашер Фиш, режиссер – Уильям Фридкин.

COSI FAN TUTTE («Так поступают все») Вольфганга Амадея Моцарта – новая постановка НИО. Режиссер – Марко Гандини, дирижер – Дан Эттингер.

IL TRITTICO – три коротких оперы Джакомо Пуччини – «Плащ», «Сестра Анжелика» и «Джанни Скикки» – в один вечер. Впервые на сцене НИО. Дирижеры – Ашер Фиш и Рони Кальдерон, режиссер – Джанкарло дель Монако.

Шесть абсолютно новых спектаклей!. Неплохо, не правда ли?

Йосси Тавор

Читайте также:

Новости культуры: жарче всего в Тель-Авиве

К морю, на юг!

Израильские ученые изобрели крем, подобный тому, что описан в «Мастере и Маргарите»