«Эмигранты» в "Маленьком"

Культура21 июля 2008 года

В старом Яффо театр «Маленький» и его режиссер Игорь Березин (точнее – Игорь Березин и его театр «Маленький») в начале августа (помещение театра «Симта») показывают новый спектакль «Эмигранты» по пьесе известного польского драматурга Славомира Мрожека. В спектакле заняты двое – Дима Росс и Виталий Воскобойников. 

Славомир Мрожек

Славомир Мрожек

"Вся литература о рабстве или фальшива, или бессмысленна. Она создана либо миссионерами, либо вольноотпущенниками, либо, в лучшем случае, рабами, мечтающими о свободе, то есть уже не вполне рабами. Что знают они о рабстве всеобъемлющем, о таком, которое обращено внутрь себя, лишено соблазна переступить свою собственную границу? О рабстве, которое питается самим собой. Что знают они о радостях и печалях раба, о рабских верованиях, таинствах и обычаях. О рабской философии, космогонии, математике… Ничего они не знают, зато я знаю все".
Славомир Мрожек. «Эмигранты».

Пьеса "Эмигранты", написанная Мрожеком в 1973-м году, – диалог о жизни, о том, что сама жизнь абсурдна настолько, что становится материалом для драматургии, для театра, переиначивающего абсурд в жизнь на сцене. Этот спектакль – рассказ об эмигрантах, о репатриантах, о тех, кто остается беженцами в душе, о новых мирах в новой стране и о том, что от себя не убежать.

«Эмигранты» – одна из самых знаменитых пьес Мрожека о двух эмигрантах, живущих в Америке. Закоренелый польский интеллигент и экономно-прижимистый крестьянин ведут между собой диспут о свободе и рабстве. Первый эмигрировал по политическим соображениям, второй — чтобы заработать денег и вернуться домой. Две противоположности, два характера сталкиваются лоб в лоб и существуют вместе. Циник, пропитанный ядом иронии и простодушный практик, считающий себя великим хитрецом, пряча нажитые деньги в мятую истрепанную игрушку, которую везде таскает за собой. Интеллигент презирает своего соотечественника, считая его абсолютным рабом денег, и всячески дает ему это понять. Тот, в свою очередь, живет земными идеалами, мечтает о доме, ведь «жизнь — там, где дом» и по-детски наивно пытается защищаться от нападок и подколов оппонента.
Славомир Мрожек родился 29 июня 1930 года в селе Боженчин возле Кракова, в семье почтового чиновника.

Поступив на архитектурный факультет Краковского политехнического института, Мрожек ушел из дома (впоследствии вспоминал, что в этот период «спал на чердаке у друзей, ел суп для бездомных в приюте сестер-монахинь»), посещал Краковскую Академию художеств.
Литературную деятельность начинал в краковской газете «Дзенник польски», где поначалу пребывал «в качестве редакционного мальчика на посылках», занимался текущей газетной работой, писал на разные темы. По его собственному признанию, впитанные в юности коммунистические идеалы изживались долго и непросто.

Свой творческий путь начинал в журналистике, работал в краковской газете как карикатурист и автор коротких рассказов. Уже первому сборнику сатирических и юмористических рассказов Мрожека "Слон", который вышел в 1957 году, сопутствовал большой успех. Затем были опубликованы сборники "Свадьба в Атомицах" (1959), "Дождь" (1962). В конце 1950-х годов писатель оставил журналистику, обратившись к драматургии, и в 1958 году была поставлена его первая пьеса "Полиция".

Абсурдистские пьесы Славомира Мрожека ("Индюк", "В открытом море", "Кароль" и др.) пользовались популярностью не только у польских зрителей, но и у театралов Европы.
В начале 1960-х он оставил Краков и переехал в Варшаву, где его встретили как литературную знаменитость. Он много публикуется в периодике, ведет постоянные рубрики, выступает не только как прозаик, но и как художник-карикатурист. Хотя сам Мрожек отмечает, что «в том и состоит искусство графики, чтобы парой штрихов охарактеризовать персонаж», графика его накрепко связана со словом.

Наибольшую славу Мрожек снискал как драматург. Его пьесы принято причислять к сформировавшемуся в 1950–1960-х «театру абсурда».
Еще живя на родине, он стал популярян за рубежом, его книги переводились, а пьесы ставились, что, в свою очередь, приумножало его славу в Польше. Но желание изменить судьбу, стать европейским писателем, заставило его принять решение покинуть родную страну.

В июне 1963 Мрожек с женой вылетели в Рим по туристической визе. Позднее он вспоминал: «В мои планы входило создание прецедента – приобретение особого статуса польского писателя, живущего за границей за свой счет и вне юрисдикции польского государства». Прения с государством продолжались пять лет, в конце концов, государство предложило получить долгосрочный заграничный паспорт, при этом Мрожек должен был сделаться своеобразной иллюстрацией творческой свободы польского литератора, отнюдь не критикуя политическое положение в Польше, а, напротив, уверяя Запад, что все обстоит неплохо. Пьесы его продолжали ставиться на родине, книги регулярно издавались, потому что власти считали нецелесообразным накладывать запрет на произведения, столь популярные у читателей и зрителей. Многие и не догадывались, что автор живет за рубежом. В феврале 1968 Мрожек с женой переехали во Францию и поселились в Париже.

Пражские события 1968 все изменили. Мрожек выступил с открытым письмом, где осуждал этот акт агрессии, письмо опубликовали крупнейшие мировые газеты. Когда же Мрожек посетил польское посольство и попытался возобновить заграничные паспорта, срок действия которых истек, ему было приказано в двухнедельный срок вернуться в Польшу. Последовал отказ, после чего пьесы его на родине были сняты с репертуара, книги изъяты из продажи, а оставшиеся в частных библиотеках немногие экземпляры стали ходить по рукам и хорошо продавались на «черном рынке».

В 1969 от внезапно вспыхнувшей болезни скончалась жена Мрожека, и для него начались годы неприкаянности и одиноких странствий, он побывал в Бразилии, Венесуэле, Мексике, жил в США, какое-то время преподавал в университете штата Пенсильвания, год жил в Западном Берлине. Подводя итог, он говорит: «…я объехал почти весь мир. И в профессиональной сфере приключение удалось на славу».
Запрет на его сочинения в Польше был спустя несколько лет снят, а благодаря изменившейся ситуации в стране и выходу на политическую арену объединения «Солидарность», Мрожек смог через полтора десятка лет добровольного изгнания приехать на родину.

После разгрома «Солидарности» Мрожек выступил с серией резких и злободневных эссе, направленных против польских властей и проникнутых антикоммунистическими настроениями. Эссе были изданы на Западе, а в Польше распространялись в самиздате. В связи с этим въезд ему на родину вновь был закрыт.

В 1987 Мрожек женился второй раз, с женой-мексиканкой поселился в Мексике, где уединенно жил на ранчо «Ла Эпифания», занимался хозяйством и писал. По его признанию, он так и не познакомился, как следует, со страной, но понял, что бывают иные, не европейские пути развития, иной ритм жизни, иные ценности. В 1998 Мрожек вернулся в Польшу. Подводя итоги, он не считает свой опыт особенным: «Я всего только жил в этом мире. Пережил Вторую мировую войну, немецкую оккупацию Польши, сталинский коммунизм и его продолжение, но тут хвалиться нечем, миллионам людей удалось то же самое. Нет ничего исключительного и в моей эмиграции…».
«В той длинной жизни… я долго не задумывался об абсурде. А когда наконец задумался, то выяснил, что как раз и нахожусь в абсурде. И начал даже кое-что писать об абсурде, но потом от него устал. Есть такой тезис, что человек живет абсурдно и не думает об этом постоянно, но время от времени отдает себе в этом отчет. И я постановил жить более или менее абсурдно, чтобы соответствовать этому тезису. А потом понял, что больше не хочу. И теперь уже живу без абсурда».

Маша Хинич