Генеральная репетиция «Сенсации»

Культура21 мая 2008 года

«Ахушилинг Singular Sensation» – так называется новая работа Ясмин Годер, которая будет представлена 19, 20 и 21 июня в тель-авивском центре Сюзан Далаль. Эта работа будет показана там же в рамках фестиваля «Махоль лоэт» – «Горячий танец» – 13, 14 и 15 августа, но до этого, 26 и 27 июня – в Монпелье (Франция), на одном из самых престижных международных фестивалей танца. 

Балет «Singular Sensation» («Одинокой сенсации») был заказан у Ясмин руководством фестиваля в Монпелье, проводящегося уже почти три десятка лет. Фестиваль знаменит, туда любят приглашать израильтян – видно, за смелые идеи и дерзкие их воплощения. Поначалу фестиваль в Монпелье считался фестивалем танца народного, этнического. Оттуда вернулись ставшие в одночасье известными в Европе Лиат Дрор и Нир Бен-Галь, бывшие в начале 1990-х кибуцными бунтарями, а не закутавшимися в белые покрывала присмиревшими и примирившимися с реальностью создателями ансамбля «Адама».

Смелость, дерзость и провокация – отличительные черты работ Ясмин Годер, также успевшей поездить по миру, работавшей в Берлине и во Франции, ставившей балеты в Нью-Йорке и Японии, учившейся в Америке. Но домом ее стал Израиль: здесь, в Яффо, она открыла в прошлом году студию в Центре «Мандель», где с октября 2007 года идут репетиции «Ахушилинг Singular Sensation» – работы сколь личной, столь и универсальной. Ясмин сталкивает на сцене миры пяти танцовщиков и одновременно создает общий универсальный мир фантазий пяти бунтующих душ, напоминающий одновременно о фильме Бертолуччи «Мечтатели» по книге Гильберта Адэра и о «Красивых, двадцатилетних» Мартина Хласко. Этот польский автор жил в Израиле и, как и Ясмин Годер, уловил суть здешних молодежных страданий, высвеченных солнцем и подсвеченных блеском волн.

Средиземноморская развязность, грусть, бесшабашный эскапизм молодости, желания веселиться и бунтовать красивых, двадцатилетних – все это Ясмин удалось выразить в «Одинокой сенсации», танце-крике, в бунте-перформансе, балете-инсталляции, тщательно шлифующемся в Яффо ежедневно с 9 утра до 6 вечера. А в перерывах между репетициями танцовщики берутся за швабры и тряпки и смывают с линолеума бывшего читального зала, превращенного в репетиционную студию, следы поисков истины и чувств – зеленую краску, красное желе, апельсиновый сок.

Полное название работы – «Ахушилинг Singular Sensation». «Ахушилинг» – слэнговое словечко, прежде означавшее на арабском и иврите нечто презрительное, вроде «брата проститутки», а теперь полностью изменившее смысл на противоположный так, как будто происходит от корня «хуш» – чувство. Ахушилинг сегодня – это восклицание, это нечто вроде «wow!», «как здорово!», типа: «вот, братец, повезло нам!». Действительно повезло: «Одинокую сенсацию» я смотрела в одиночестве, одна в зале, на репетиции в студии Ясмин в «Манделе», расположенном на задворках стадиона Блюмфильд. Жизнь в центре – волнообразная, то полное затишье, то масса репетиций – в студии Ясмин и в театральной студии «Моторный поиск» ее мужа Ицика Джули, драматурга и соавтора идей ее постановок. Пространство Ясмин – бывший зал библиотеки, следы текстов отражены в развитии балетного сюжета, на поверхности которого проявляются психоделические, а порой и психопатические образы. Грязные пятки танцовщиков, отбивающих ритм, свидетельствуют о многочасовой работе. Разбитые коленки будут припудрены к премьере, костюмы – сиреневые, цвета глубокого звездного неба и розово-легкомысленные, с блестками и летящими бабочками – уже сшиты и подогнаны по фигуре.

Два апельсина с наклейкой Jaffa приторочены в бело-голубой перевязи к груди танцовщицы.

-Это символично? – спрашиваю я Ясмин.
-Нет, мы не думали об израильской символике, так вышло само собой.

- Почему вы выбрали музыку именно молодых израильских композиторов Габи Лахала, Роны Гефен и Зива Яакова?
- Потому что я хотела, чтобы о них услышали и услышали их музыку. Эта музыка авангардная, экспериментальная, новая, все еще полуподпольная. Ее мало кто исполняет, это не рок и не поп. Именно такая современная, андерграундная, электронная и даже индустриальная музыка отвечает моей идее балета-перформанса, становится частью балетной инсталляции. На сей раз я не использую вокальные отрывки, как в предыдущих моих балетах.

- А такое количество аксессуаров, частая смена костюмов – это также дань перформансу?
- Это попытка показать, что мы можем осуществить любые свои фантазии. Пакеты для сэндвичей, наполненные зеленой краской, желе, обувь, сухие макароны, превращенные в маску, колготки, видоизмененные в цепь, становятся частью инсталляции, как и костюмы, передающие чувства. Я доказываю, что можно с помощью самых простых вещей срежиссировать фантазию, свой театр, своих героев. Идея использования тех или иных аксессуаров и костюмов – совместная, родившаяся в процессе репетиций. Костюмы и аксессуары стали частью перформанса, где и само тело – это объект фантазии.

- Прочему все ваши работы грустные? Почему мир предстает у вас таким мрачным?
- Мне так не кажется. Скорее, это работы с грустным юмором. Я о многом пытаюсь сказать, иногда о чем-то мне самой не до конца ясном. Что-то я не могу выразить однозначно, что-то показываю чересчур сложно.

«Ахушилинг Singular Sensation» – балет-инсталляция о молодежной культуре, притягательно-отталкивающей, как на выставке художественных инсталляций «Real Time» в Музее Израиля в Иерусалиме. Все еще мятежное искусство все еще молодых, сердящихся на мир живых душ, то превращающихся на сцене в механизмы и автоматы, то вновь оживающих, чтобы вывалиться в луже крови из красного желе или в море зеленой краски. Люди-механизмы рыдают над собой и смеются над нами, умирают и возрождаются, уходят в себя и выходят в мир, становятся то вампирами, то нашими отражениями. А после репетиции …снова моют пол.

Репетиция дает возможность увидеть лица танцовщиков, почувствовать их эмоции, реакцию на танец коллег, услышать дыхание, приобщиться к их вниманию, ожиданию выхода на сцену, к их чувствам. «Одинокая сенсация» – обнажение чувств, желание показать мир без прикрас, вытащить к свету прожекторов свои фантазии, своих личных героев, создать образы через пластику. Миры пяти личностей, пяти танцовщиков пересекаются в инсталляции, задуманной Ясмин Годер.

Ясмин Годер родилась в 1973 году в Иерусалиме. В 1984-м переехала с родителями в Нью-Йорк. Училась балету в школе искусств, затем в «Tisch School of the Arts» Нью-Йоркского университета, где изучала пластическую драму, различные техники движения, композицию, сценические искусства, в том числе Klein Technique, и импровизацию в рамках проекта «Movement Research».

Еще во время учебы в университете она выступила в Нью-Йорке со своей первой сольной работой «Скажи красиво «до свидания», а ее первый сольный вечер прошел в Праге в 1997 году в «Дункан-Центре».

В 1998 году в Нью-Йорке состоялась премьера ее спектакля «Стена Алины», там же она до 2000 года продолжала участвовать в различных фестивалях и одновременно начала выступать в Тель-Авиве.

В марте 1999 года состоялась израильская премьера "Стены Алины" в рамках фестиваля "Оттенки танца", после чего Ясмин пригласили поставить в том же году балет для фестиваля "Занавес подымается".

Годер стала постоянным участником этого фестиваля, подписав контракт на 5 лет – каждый год по новому балетному спектаклю, также успела за это время поставить пару одноактных балетов для ансамбля "Бат-Шева" и для театра "Маабада" в Иерусалиме и завязать творческие связи с Берлином и Парижем.

В 2002 году она поставила в Берлине балет «Under2» при сотрудничестве балетной труппой Саши Вальц.
За балет "I fell funny today" Ясмин Годер в 2001 году в Нью-Йорке удостоена престижного приза "Бесси" (лучшему хореографу года), награждена призом балетного общества Дании, тремя призами министерства культуры Израиля, призом имени Михаэля Ландау, Хаси Леви-Агнон и другими.
Со своей израильской труппой она работает с 1999 года и параллельно ставит хореографию для зарубежных ансамблей.

В 2006 году создала балет «Я – злая я» в Национальном балетном центре в Париже и показала его в Берлинском театре HAU.
Ставила балетные спектакли для «Линкольн-центра» в Нью-Йорке и международных фестивалей в Токио, Париже, Риме, Лондоне, для театра TRAFO в Будапеште, для нескольких нью-йоркских офф-бродвейских театров и т. д.В 2007 году Ясмин открыла свою студию в Яффо в Центре «Мандель», где также проводятся занятия театральной школы «Моторный поиск» Ицика Джули, драматурга и соавтора идей ее балетов.

Дополнительная информация на сайте:
http://www.actsearch.com (о принципах преподавания в школе «Моторный поиск»).

На "домашней площадке" у Ясмин Годер