Герман Штрук: Берлин – Тефен

Культура09 ноября 2007 года

«Открытые музеи» Стефа Вертхаймера всем хороши – на природе, в тишине и чистоте. Выставки в них интересные, раньше еще и пускали бесплатно, название «открытые» обязывало, но теперь вход платный, хотя деньги берут весьма скромные. Так что любители прекрасного могут посетить ретроспективную выставку работ художника Германа Штрука в «Открытом музее» в Тефене,  открывшуюся в Галилее после 4 месяцев демонстрации этой выставки в Берлине в Большой Синагоге в «Центрум иудаика».

Герман Штрук – немецко-еврейский художник, столь известный и столь почитаемый, что его выставку стоит посетить хотя бы из уважения к его имени, не говоря уже о том, что она попросту интересна. К тому же в Тефен можно заехать, погуляв предварительно по Пкиину, а потом по круговому маршруту на горе Мирон (это для крепких и закаленных, потому как уже поднялся ветер и на вершине холодно). Напомню, что в Тефене, помимо сменных выставок (ретроспектива Штрука продлится до апреля 2008 года), есть еще павильон старинных автомобилей и Музей немецкоговорящего еврейства ("Музей йеким"), представителем которого был Герман Штрук. В связи с открытием выставки в Тефене канцлер Германии Ангела Маркер направила Стефу Вертхаймеру письмо, в котором отозвалась о Штруке как о великом немецком художнике. Почему нет – ведь он служил офицером в годы Первой мировой войны в армии Германии, занимаясь делами восточноевропейских евреев и по ходу дела создавая литографии с зарисовками их быта. Мы же называем его еврейским художником. То, что Герман Штрук был выдающимся рисовальщиком и гравером, бесспорно, у него учились многие художники 20 века, и его имя почитаемо по сей день.

На экспозиции в Тефене (как и в Берлине) собраны 120 работ Герман Штрука (немалая часть работ – из частного собрания коллекционера Мики Бранштейна и из Музея Хайфского университета), картины, дневники путешествий, графические листы, письма. В организации выставки принимали участие как израильские, так и немецкие искусствоведы, историки и исследователи творчества Штрука. Каждый изложил свою линию в статье: пребывание Штрука в Палестине, годы работы в Германии, поездка в Северную Америку – книга в 600 страниц, выпущенная с иллюстрациями, на иврите и немецком, неподъемна – несколько килограмм чистого веса.

Герман Штрук (1876-1944) – известный художник, гравер, мастер офорта и литографии, сионист, общественный деятель – был личностью примечательной в немецко-еврейском мире и в Эрец-Исраэль. Уже в начале 20-го века критики его захваливали, нынешние критики более беспощадны и язвительны. Штрук много путешествовал: после учебы в Берлине он побывал в Голландии, Дании, Палестине, а также в Швейцарии, Швеции, Англии и в США. В Эрец-Исраэль приехал в 1903 году (тогда он продемонстрировал четыре картины на 5-м Сионистском конгрессе: полотна, изображающие палестинские пейзажи и маленькие европейские города), в США побывал в 1912-м. Отчеты об этих путешествиях стали широко известны благодаря его дневникам и зарисовкам.

Штрук был сионистом, верующим евреем, соблюдающим традиции и одновременно вел светскую жизнь: знакомства и связи у него были по всей Европе, что немало ему помогло, когда во время Первой мировой войны он выполнял задания немецкой армии, связанные с еврейством Галиции и Польши. Может, именно поэтому, хорошо понимая, куда идет Германия, он решил покинуть ее еще в 1922 году и поселился в Хайфе, на склоне Кармеля, в доме, спроектированном специально для него архитектором Александром Бервальдом, его другом и сокурсником по Берлинской Академии художеств. Во время Второй мировой войны Штрук пытался способствовать бегству евреев из Европы. Он умер в 1944 году в Хайфе и через 63 года после смерти удостоился ретроспективной выставки в Берлине и в Галилее.

Сейчас в доме Штрука в Хайфе, у входа в который установлена мраморная табличка «Hermann Struck», находится Центр музыки и художественного творчества. А в 1920-30-е годы в этом особняке на Кармеле бывали многие художники. Герман Штрук был талантливым педагогом, среди его учеников – известные художники: Я. Штейнгардт, И. Будко, Н. Гутман, Ц. Гали, Анна Тихо и, наконец, Марк Шагал. Штрук участвовал в создании, а в дальнейшем во многом способствовал деятельности Школы искусств и ремесел «Бецалель» в Иерусалиме. Возможно, что Хайфу он выбрал благодаря роману Герцля «Альтнойланд» («Страна возрождения» – того самого, эпиграфом к которому стали знаменитая фраза «Если захотите, это не будет сказкой»). В 1902 году Герцль писал: «Дивный город раскинулся над беспредельной лазурью моря. Из моря пышной зелени выступали изящные белые виллы. Тысячи новостроек обозначились и высветились в зелени цветущих садов. Гигантские каменные молы купались в воде огромной великолепной гавани».
Герман (Хаим Арон бен Давид) Штрук родился в 1876 году в Берлине в ультраортодоксальной семье и всю жизнь был глубоко религиозным евреем. Тем не менее, он выбрал не совсем принятый для его круга род занятий: стал художником. С юных лет Герман увлекался рисованием, посещал художественную студию, а в 19 лет стал студентом Академии искусств в Берлине. После пяти лет учебы в 1900 году, закончив академию, Штрук поехал в Голландию, где стал учеником Йозефа Исраэлса (его картины хранятся в Тель-Авивском музее искусств и в музее Хехта при Хайфском университете – том же, где есть работы и самого Шрука), основателя гаагской школы художников-реалистов. Более всего Штрука привлекала графика – в Голландии он изучал офорт и литографию. Там же, в Голландии, Штрук познакомился с известным немецким импрессионистом Максом Либерманом, вовлекшим Штрука в основанное им творческое объединение «Берлинский Сецессион».

Штрук сам начинает преподавать. Среди его учеников – известные немецкие графики: Ури Лессер (один из соратников Либермана), Луис Коринт и Макс Слефогт. Одна из первых его учениц была из России – Е. Клемм (Гринберг-Самуильсон), ставшая известным художником. Она работала в Москве и Петербурге, но потом ей припомнили обучение в Германии и сослали в Ашхабад, затем разрешили вернуться в Киев, где Е.Клемм погибла во время немецкой оккупации (ее работы сегодня хранятся в музеях России и Австрии).

Но выставка в Тефене посвящена в большей мере не общественной или педагогической деятельности, а творчеству Штрука, который обновил граверное искусство: он мог гравировать с натуры прямо на доску, не делая набросков, импровизируя, но при этом его работы отличались точностью и четкостью. Он выработал собственную технику, комбинируя приемы гравирования, что давало новые возможности в изображении пейзажей. Штрук выполнял литографию без предварительного рисунка, то есть сразу готовил оригинал для печати. Именно ему заказывали рисунки для знаменитой серии «Еврейский мир в почтовых открытках», которые в Европе в начале 20-го века стали входить в моду. Вместе с Германом Штруком над этой серией работали самые известные еврейские художники из Германии и Польши. Параллельно художник создавал пособие для начинающих графиков. Книга «Искусство офорта» издана в Берлине в 1908 и переиздана 5 раз только до 1923 года (Отдельные тиражи содержали оригинальные гравюры Штрука и других известных мастеров того времени, таких как Макс Либерман, Эдвард Мунк и Макс Слефогт), она стала руководством для многих поколений художников. В 1922 году книга попала к Марку Шагалу – уже известному к тому времени художнику, и он стал учеником Штрука. Позже, когда Шагал сам стал работать в жанре графики, он подчеркивал, что его учителем был Герман Штрук.

В начале 20-го века Штрук занимается активной общественной деятельностью, став одним из инициаторов создания общества «Мизрахи» — религиозной фракции Всемирной сионистской организации. Девизом этого движения являлся лозунг «Земля Израиля – для народа Израиля, согласно Торе Израиля». В 1903 году Штрук вместе с писателем А. Фридменом впервые посещает Эрец-Исраэль, в результате чего вышли в свет очерки Фридмена «Картины путешествия по Палестине» с иллюстрациями Штрука – литографиями «Мертвое море», «Гробница Рахель», видами Яффо, Хайфы и других городов. В том же году появляется один из наиболее известных рисунков Штрука – портрет Теодора Герцля. Штрук был широко известен как график-портретист. Среди его работ в этом жанре – портреты Герцля, Фрейда, Эйнштейна, художников Йозефа Исраэлса и Леонида Пастернака, Гейне, Ибсена, Стефана Цвейга, архитектора Александра Бервальда (портреты составляют отдельный раздел на выставке в Тефене, наряду с разделами «пейзажными» и «бытовыми»). Он создал также портреты Генрика Ибсена, Фридриха Ницше и Оскара Уальда.

Штрук не просто рисовал портреты, но был хорошо знаком с писателями, художниками и учеными, с теми же Арнольдом Цвейгом, Луисом Коринтом, Альбертом Эйнштейном, Зигмундом Фрейдом и Теодором Герцлем. Эйнштейну так понравился его портрет, что он отпечатал несколько копий и посылал на память своим друзьям. На обороте этих портретов он не забывал указать: «Художник Герман Штрук».

В 1914 году, будучи офицером немецкой армии Штрук оказывается в еврейских местечках Восточной Европы (в начале войны он добровольцем пошел на фронт и служил унтер-офицером Германской армии, ответственным за связи с еврейскими общинами Белоруссии и Литвы). Увиденное в Литве, Польше и Западной Белоруссии художник зарисовывает в дневник, свои рисунки он посылает в немецкие журналы, а позже создает цикл рисунков на тему еврейского быта "Зарисовки Литвы, Белоруссии и Курляндии" (1916 г.). В 1919 году он принимает участие в качестве члена делегации Германии по еврейским делам в Версальской мирной конференции, а через год вместе с писателем Арнольдом Цвейгом издает книгу «Лик восточного еврейства» – по следам их встречи в Литве в 1915 году. Штрук считал, что «восточные евреи в наибольшей степени олицетворяют дух диаспоры», без которого он не представлял себе будущее Израиля. Обе книги с литографиями Штрука – «Картины путешествия в Палестину» и «Лик восточного еврейства» – сегодня являются антикварными раритетами.

Польский еврей по происхождению, советско-немецко-американский актер театра и кино Александр Гранах писал в романе «Вот идет человек»: «Человек, который поспособствовал этим важнейшим переменам в моей жизни, был известный график Герман Штрук. Это он протянул мне, безвестному помощнику пекаря, руку помощи и приоткрыл дверь в новый для меня великолепный мир, который для нас, людей из бедных слоев общества, обычно был накрепко закрыт. Когда я обратился к нему со словами благодарности, он, смеясь, заметил: «Когда вы станете знаменитым артистом, упомяните меня в своих мемуарах», что я здесь с огромной благодарностью и делаю».