Иосиф Дорфман: возрожденная еврейская классическая музыка

Культура15 марта 2013 года

Имя Иосифа Дорфмана не слишком известно на постсоветском пространстве. Этот выдающийся композитор, родившийся в СССР и создавший свои главные произведения в Израиле, не пользовался особой милостью у советских властей.

Неудивительно: ведь на протяжении всей своей творческой жизни он последовательно отстаивал право на существование … еврейской музыки. Современной музыкальной классики, впитавшей еврейские мелодии и ритмы.

Мы хотим познакомить наших читателей с биографией и творчеством выдающегося израильского композитора Иосифа (Йосефа) Дорфмана, который положил начало новому направлению в современной классике, отмеченному огромным влиянием национальной музыки.

Предлагаем вашему вниманию сокращенную редакцию академического труда Олега Улановского, посвященного творческому наследию Иосифа Дорфмана.

Иосиф Дорфман родился за год до начала Великой отечественной, в 1940-м, в Одессе, в семье директора зеркальной фабрики и медсестры. Семья успела выехать в эвакуацию в Узбекистан, и это спасло Иосифу жизнь. После войны семья вернулась в Одессу.

Знакомство Иосифа с музыкой состоялось в доме друга его отца. Жена друга давала уроки игры на фортепиано. Когда ученица закончила играть, пятилетний Иосиф подошел к инструменту и одним пальцем безошибочно подобрал только что им услышанную мелодию. С этой минуты его жизненный путь был предопределен.

Свои первые миниатюрные произведения Иосиф сочинил в двенадцать лет – вокальные пьесы и прелюдии для фортепиано, они были написаны под впечатлением от еврейских молитв, которые напевал его отец. Следует отметить, что в их роду по отцовской линии были раввины и канторы, в том числе знаменитый Лейб Шапиро, возглавлявший в свое время синагогальный хор в городе Тульчине (Украина). Сочинения Лейба Шапиро вошли в Антологию еврейской музыки. Вокальная музыка сопровождала Дорфмана на протяжении всей его жизни.

Иосиф Дорфман закончил с отличием знаменитую школу имени Столярского по классу фортепиано. Затем были годы учебы в Одесской, потом Ленинградской консерватории. В 60-х годах Дорфман был среди первых музыкантов в Советском Союзе, который читал лекции о западной современной музыке и исполнял ее. Он исследовал различные музыкальные направления, включая записи и живую электро-акустическую импровизационную графику сочинений. Он всегда был полон грандиозными идеями и планами, энергией и мощью разносторонне талантливого музыканта и организатора. Большое влияние на Дорфмана оказало творчество Хиндемита и Шёнберга

В 1967 году молодой Дорфман сочинил свою первую фортепианную сонату, тема первой части которой оригинально построена на 12 тонах и одновременно наполнена выразительным колоритным звучанием. Во время учебы Иосифа в аспирантуре в концертных залах Москвы уже исполнялись его произведения. На премьере второй фортепианной сонаты Иосифа Дорфмана, прозвучавшей в Союзе композиторов в 1969 году в исполнении Алексея Наседкина, присутствовали Шостакович, Эшпай, Хачатурян, Литинский… Шостакович серьезно отнесся к сочинению молодого Дорфмана и выразил уверенность в том, что это произведение будет исполняться.

Сам Дорфман считал Шостаковича и Баха двумя великими музыкантами, связанными с духовной мистикой. Он говорил: «Бах небесную музыку возвращает на землю, а Шостакович земную музыку возносит в небеса».

В 1969 году произошли два важных события в жизни Иосифа Дорфмана: в апреле он женился на студентке-пианистке Института им. Гнесиных Лиле Перельман, а в сентябре ему, еще аспиранту, предложили преподавать там же теоретические дисциплины на кафедре композиции, где он и проработал до 1972 года.

Диссертацию по творчеству Пауля Хиндемита, написанную в годы учебы в аспирантуре знаменитой Гнесинки, он защитил в 1971 году, посвятив изучению творчества немецкого композитора более восьми лет.

 

К Дорфману неоднократно обращались с предложением написать сочинение «по заказу», то есть на тему и с текстом, которые будут благосклонно приняты «наверху». Но он неизменно отказывался. Иосиф не был уверен, что выстоял бы под этим давлением в будущем, и, в угоду властям, не подавил бы в себе желание писать музыку, которая была ему близка. Кроме этого, политическая атмосфера была напряженной. Начались массовые выезды евреев из страны, и многим было отказано в работе. Лишились своих званий многие артисты, кинорежиссеры, уничтожались киноленты, книги…

Дорфмана не миновала та же участь. Ректор Гнесинского института Владимир Николаевич Минин сказал Иосифу в конце учебного 1972 года: «Вы – прекрасный специалист. Нам необходимо поднимать уровень композиторов в Магадане». «На Дальний Восток, – сказал Иосиф дома своей жене, – мы не едем. Едем на Ближний».

Так закончился советский период творчества композитора Дорфмана и начался израильский. Музыкальные идеи, возникшие еще в детстве – использование еврейского восточно-европейского фольклора, еврейской синагогальной мелодики и древнееврейского молитвенного пения осуществились уже в Израиле. Сам он говорил: «Наконец-то нашло свое выражение всё услышанное в знаменитых одесских синагогах, где пели известнейшие канторы».

70-е годы ознаменовались массовой репатриацией советских евреев в Израиль. Семья Дорфманов прибыла в Землю обетованную летом 73-го и поселилась в Иерусалиме, где Иосифу было предложено дирижировать ансамблем «Солисты Иерусалима», в основной состав которого входили новые репатрианты из СССР. Оркестр просуществовал несколько месяцев и распался осенью в связи с начавшейся войной Судного дня.

Рассчитывать на любимую работу – преподавание теоретических дисциплин – Дорфман не мог из-за незнания языка. Всё свое время он посвящал исполнительской деятельности, игре на фортепиано. И в конце августа того же года Дорфман уже играл с филармоническим оркестром и был приглашен сделать записи на радио. Вскоре из министерства образования пришло подтверждение его кандидатского диплома, который позволил ему впоследствии занять высокие посты в музыкальном мире.

В начале учебного года Дорфмана пригласили преподавать в Академии гармонию и контрапункт. Вместе с преподавательской работой Иосиф учил иврит. Он продолжал исследовать творчество Хиндемита на протяжении всей жизни: участвовал в симпозиумах, посвященных творчеству композитора, организовал в Израиле Международную конференцию и концерты в честь его 110-летия.

Путь Иосифа Дорфмана от заведующего кафедрой композиции и теории (1981-1985) до ректора музыкальной Академии в Тель-Авиве (1985-1989) не остался незамеченным. Время, когда Дорфман возглавлял Академию, навсегда осталось в памяти коллег и студентов. Большинство студентов, обучавшихся в Академии музыки в этот период, получали стипендию, которая частично покрывала стоимость учебы. Иосиф Дорфман, как организатор учебного процесса, делал всё, чтобы создать благоприятные условия занятий для студентов.

Одновременно с этим Дорфман возглавлял Отдел композиции и теории (1989-2006), руководил отделом медиа-технологий, был председателем Союза композиторов Израиля (1985-1989, совместно с композитором Ами Мааяни). К Дорману пришел и международный успех: он становится почетным доктором и приглашенным профессором Высшей школы музыки во Франкфурте-на-Майне, Колумбийского университета в Нью-Йорке, Университета им. И. Гуттенберга в Майнце.

В 90-е годы Дорфман организовал фестивали современной еврейской музыки на постсоветском пространстве: в Литве (1992), в Одессе (1993), в Москве (1994), в Санкт-Петербурге (1995). Это были концерты, на которых исполнялась музыка С. Барбера, А. Берга, Л. Бернстайна, Э. Блоха, Пауля Бен-Хаима, Дж. Гершвина, М. Гнесина, И. Дорфмана, Э. Изаи, А. Копленда, А. Крейна, Г. Малера, Е. Станковича, А. Шёнберга… И всегда на всех фестивалях обязательно звучала музыка Д. Шостаковича.

Мечта Иосифа Дорфмана – организация композиторской школы в Европе – осуществилась в городе Михельштадте (Германия) в 2005 году. Это было и есть замечательное детище Дорфмана – летняя музыкальная академия ISAM (International Summer Academy of Music). В настоящее время это ежегодные фортепианные и композиторские международные мастер-классы, в конце которых проходят конкурсы. Конкурс композиторов носит имя Иосифа Дорфмана.

 

Вклад Иосифа Дорфмана в музыкальную жизнь Израиля неоценим. Он оказал значительное влияние на молодое поколение композиторов страны. Во всём мире работают и передают опыт Дорфмана его выпускники: Ави Мограби, Урий Эдельман. Один из известных учеников Дорфмана – Офер Бен-Амотс, профессор кафедры теории и композиции в Колледже Колорадо-Спрингс.

Творческая жизнь Иосифа Дорфмана делится на два периода: ранний – годы учебы, поиск своего индивидуального языка и зрелый период творчества, который начался с момента переезда в Израиль. В общей сложности композитор написал около двухсот произведений. В творчестве Дорфмана прослеживается интересная особенность: он давал необычные названия некоторым своим сочинениям: «Солнце опалило меня», «De Profundis», «Viribus», «Sie et Non» («Да и нет»)…
Возможно, это особое отношение композитора к слову и привело его к созданию нового жанра в академической музыке – «Cantillorio» («Кантилория»). Само название происходит от итал. cantillatio и oratio (кантата и оратория).

«Кантилория» (на библейские тексты) состоит из 7 частей. Это произведение исполняют 400 человек: три хора, симфонический оркестр, певцы-солисты и два чтеца. Сочинение было написано для Международного Фестиваля в Вильнюсе (1990). Литва стала одной из первых стран, где с новой силой возродилась еврейская музыка в послевоенные годы.

Во время исполнения «Кантилории» оркестр явственно имитирует различные шумовые эффекты, напоминающие атмосферу городской жизни. Всё это синтезируется с помощью прочной ритмической основы. Чеканный ритм с разрастающимся динамическим усилением и, как эхо войны – сирена, боль, страх и неожиданно возникающая тишина, сквозь которую доносится голос чтеца, повествующего об ужасах Катастрофы. Особая роль в этом сочинении уделена национальному еврейскому ритуальному духовому инструменту – шофару.

Вершиной творчества Дорфмана можно считать одно из последних сочинений «…dass sie leben», 2000 (нем. – «…и они оживут»). Это кантата из семи частей для тенора, баритона и хора, исполняющаяся a cappella. Кантата состоит из сочетания библейских текстов и поэмы Ицхака Каценельсона (1943). В тексте использованы четыре языка: русский, немецкий, иврит и идиш. Композиция включает в себя комплекс мозаик, наполненный эмоциональными нюансами из европейской литургии, псалмов и хасидских мелодий. Вступительная часть построена на интонациях скорби и плача, что в жанровом плане напоминает реквием. Развитие каждой части динамично и, как кульминация – торжественная седьмая часть, которая вселяет веру в будущее и надежду. Этим кантата полностью оправдывает свое название.
Светлая радость жизни и непринятие смерти для композитора становятся главным лейтмотивом его творчества.

Важным и даже символическим рубежом творческой жизни Иосифа Дорфмана стало его сочинение «Трио памяти Шостаковича», которое было написано спустя две недели после известия о смерти Дмитрия Дмитриевича в 1975 году. Первому и последнему исполнению этого сочинения сопутствовали свои истории.

В 1976 году Иосиф Дорфман отправил рукопись «Трио памяти Шостаковича» в Союз композиторов для издания. Спустя непродолжительное время композитор получил сообщение, что «Трио» признано лучшим произведением года среди израильских композиторов. За этим значительным событием последовала премьера, которая состоялась в декабре 1976 года в Тель-Авивском музее искусств.

Последнее исполнение «Трио памяти Шостаковича» с участием автора (фортепиано), которое состоялось в Еврейском музыкальном центре в Лос-Анжелесе 7 июня 2006 года связано с трагическим событием – после того, как отзвучали заключительные аккорды произведения, в антракте, композитора не стало.

В середине ХХ века в музыкальной культуре Израиля возникало множество споров по поводу существования современной еврейской классической музыки не только в государстве Израиль, но и как таковой вообще. Большинство сходилось во мнении, что ее не существует потому, что практически все композиторы Израиля – выходцы из Европы, и они воспитаны на культурных традициях стран исхода. Одним из немногих, кто настаивал на том, что это не так и говорил, что нужно развивать еврейскую музыку, был Иосиф Дорфман.

Фотографии из архива семьи Дорфман