Лицом к лицу с войной: выставка Михи Бар-Ама в Тель-Авивском музее

История15 сентября 2013 года

Это случилось сорок лет назад. В Судный день Йом кипур, когда народ Израиля проводил день в посте и молитвах, над страной разнеслись звуки сирены.

 

Началась война, впоследствии получившая название Войны Судного дня. Это была одна из самых тяжелых войн в истории нашей страны, несмотря на то, что продолжалась она меньше трех недель – с 6-го по 24 октября 1973 года. В ходе военных действий погибло более двух с половиной тысяч израильских солдат, семь с половиной тысяч были ранены, а 301 военнослужащий попал в плен.

В Израиле большинство исторических дат отмечают по еврейскому календарю. В нынешнем году Судный день выпал на 13-14 сентября, и потому все события, связанные с Войной Судного дня, вспоминают именно в эти дни. 15 сентября на горе Герцля в Иерусалиме прошла официальная церемония, приуроченная к 40-й годовщине войны. В ней приняли участие президент Израиля Шимон Перес, премьер-министр Биньямин Нетаниягу и высшее военное руководство.

Тель-авивский музей в эти дни представляет выставку израильского фотохудожника Михи Бар-Ама, который 40 назад был участником сражений на Синайском полуострове, а также на Голанских высотах. Он находился там в качестве военного корреспондента и сумел запечатлеть ключевые моменты сражений. Он назвал свою выставку «Разделительная полоса», полоса, разделяющая жизнь израильтян на «до и после войны».

Экспозиция включает 38 работ, никогда ранее не выставлявшихся для широкой публики, и это лишь малая часть снимков, сделанных Михой Бар-Амом во время той войны. Его фотопленки хранят десятки тысяч кадров. Он снимал четырьмя камерами, одной цветной и тремя черно-белыми, и каждую ночь отправлял фотопленки в редакции газет. Фактически, страна видела эту войну его глазами. Нынешняя выставка Бар-Ама включает четыре раздела, вернее, четыре темы: люди, бои, отдых и сцены войны, и каждая фотография несет в себе импульс боли.

У него не было времени, да и возможности обдумывать каждый снимок, выбирать экспозицию и строить кадр. Тем ценнее эти спонтанные свидетельства войны 40-летней давности, показывающие одну из самых тяжелых страниц истории Израиля. И вот что удивительно: в этих снимках военного репортера, которые «сначала делались, а лишь потом обдумывались», есть и лирика, и поэзия, и сочувствие, и тревога. Сегодняшний зритель, просматривающий фотографии отстраненным взором, не всегда задумывается над тем фактом, что сам автор снимков постоянно подвергался смертельной опасности, находясь рядом с солдатами и офицерами на линии огня.

Сам фотохудожник не устает повторять, что его фотографии рождались как результат первой спонтанной реакции на уровне инстинкта, который опережал мысль.

Все эти снимки – бесценные документы истории. И вместе с тем, сама выставка – не документальная и не историческая. Это ассоциативный ряд, личное переживание, попытка упорядочить память о той войне, что случилась сорок лет назад.

 

Фотографии любезно предоставлены пресс-службой Тель-авивского музея