Осенний салон в Яффо: искусство – это праздник

Культура01 ноября 2012 года

В последний день октября в выставочном зале “Ангар-1” в Яффо открылась грандиозная выставка изобразительного искусства “Осенний салон”, насчитывающая более тысячи работ – предметов живописи, графики, скульптуры, инсталляций и фотографии.Эта выставка имеет все основания стать главным событием осени в культурной жизни Израиля. Ее экспозицию составили пятьсот произведений художников из Франции и более пятисот работ израильских художников, в числе которых были как мастера с устоявшейся репутацией, так и еще не слишком известные художники. Этот выбор полностью отвечает концепции “Осенних салонов”, которые возникли впервые более ста лет назад в противовес академическим выставкам, вход на которые был закрыт для многих молодых художников.

“Осенний салон” (Salon d’Automne) – парижское изобретение, которое появилось в 1903 году и стало реакцией на консервативную политику в области искусства, которую проводили официальные “Парижские салоны”. В разные годы в рамках “Осенних салонов” выставлялись художники, впоследствии вошедшие в элиту мирового изобразительного искусства. В их числе А. Матисс, А. Модильяни, М. Шагал и другие не менее известные мастера.

История “Осеннего салона” связана со многими знаковыми событиями ХХ века, в том числе трагическими событиями середины прошлого века. В каталоге 1933 года, когда в Германии пришли к власти нацисты, был опубликован призыв о помощи и солидарности немецко-еврейских художников и интеллектуалов. В октябре 1944 года в “Салоне” прошла ретроспективная выставка Хаима Сутина, умершего за год до этого – в августе 1943-го в Париже, после неудачных попыток получить право на въезд в США (его родители погибли в 1941-м в Смиловичском гетто).

“Салон” 1944-го был также посвящен освобождению Парижа от немцев в августе того же года и символизировал дух Сопротивления и солидарности “Осеннего салона” с еврейской общиной Франции. В том же 1944 году, в “Салоне” была устроена крупнейшая выставка работ Пикассо, начиная с 1939 года, вызвавшая скандал смелостью и дерзостью его работ.

С начала прошлого века и по сей день выставки “Осенних салонов” проходят в Париже ежегодно и время от времени выезжают за границу. В последнее время “Осенний Салон” устраивал выставки в Германии, Австрии, Польше, Японии, Китае, Испании и Египте. Израиль впервые за всю историю существования “Осенних салонов” удостоился чести попасть в число избранных государств, где проходят выставки. Это событие стало кульминацией года французской культуры в Израиле при поддержке Института Франции и посольства Франции в Израиле. В организации “Осеннего салона” в Яффо приняли участие министерства культуры Израиля и Франции, Тель-Авивский муниципалитет, а также израильские и зарубежные меценаты.

Огромная заслуга в том, что “Осенний салон” приехал в нашу страну, принадлежит израильско-французскому предпринимателю и меценату Роберту Харошу и его дочери Одри Харош, выступившей в роли продюсера и куратора. Да и сам президент парижского “Осеннего салона” Ноэль Коре давно мечтал устроить экспозицию в нашей стране. Ноэль Коре, искусствовед и писатель, является большим поклонником Израиля и неоднократно бывал в нашей стране.
Вечер открытия собрал под сводами яффского “Ангара” несколько тысяч человек. Это тем более удивительно, что в Тель-Авиве различные выставки открываются несколько раз в месяц, и публика достаточно избалована самыми разнообразными культурными событиями. Впрочем, экспозиция такого масштаба, собравшая под одной крышей более тысячи работ, случается нечасто.

Президент парижского "Осеннего салона" Ноэль Коре показывает публике каталог первой выставки 1903 года

Огромный наплыв посетителей отчасти объясняется и тем фактом, что выставка работает очень короткое время – с 31 октября по 4 ноября и чтобы успеть познакомиться с ее экспозицией нужно поторопиться. Но главное, конечно же – огромный интерес публики к творчеству художников обеих стран – Израиля и Франции, особенно художников малоизвестных, которым, возможно, еще предстоит сказать свое веское слово в изобразительном искусстве. Неслучайно нынешний “Осенний салон” проходит под девизом “Кто станет Пикассо завтрашнего дня?”
На нынешнем “Осеннем салоне” было представлено немало работ художников-репатриантов, для которых участие в выставке стало еще одной возможностью показать публике свое видение окружающего мира.

Познакомим вас с некоторыми из них. Имя Зое Север впервые было услышано израильскими и зарубежными ценителями искусства менее двух лет назад, когда несколько ее живописных полотен были с успехом проданы на израильских и международных художественных аукционах Tiroche, Montefiore, Bonhams.

Zoe Sever. King of the Red Sea

Зое Север. Царь-рыба

В экспозиции нынешнего “Осеннего салона” выставлены три ее художественные работы. “Царь-рыба” (“King of the Red Sea”) впечатляет своим величием, этакое чудище морское, в одиночестве плывущее в прозрачных водах, имеет мало общего с реальными обитателями Красного моря. Это некий сказочный персонаж, фантазия на морскую тему. Другая работа из серии “Портреты израильских деревьев” отталкивается от постулата, что деревья – это квинтэссенция ландшафта. “Когда мы видим пальмы, сразу понимаем, что где-то рядом море. Смоковницы ассоциируются с пустыней, кипарисы с Галилеей и севером. Каждое дерево становится символом и знаком ландшафта. Но и городские деревья демонстрируют свою уникальность”, – говорит художница.

Zoe Sever

Зое Север. Портреты израильских деревьев

Тема весны и цветения продолжается в третьей работе Зои Север, «Иудейская пустыня весной», представленной на выставке. Если кто-то думает, что пустыня лишена жизни и души, то Зое его немедленно разубедит. Ее пустыня полна жизни и красок, это та самая пустыня, в глубине которой скрываются родники, в которой чувствуешь себя куда менее одиноко, чем среди людей. И хотя Зое сама признается, что в работе над этой картиной ее вдохновляла любимая с детства повесть «Маленький принц», мы не увидим здесь персонажей этой знаменитой притчи Антуана де Сент-Экзюпери. Не увидим ни мальчика, ни лиса, зато увидим верблюжонка, жмущегося к теплому материнскому боку.

Zoe Sever

Зое Север. Иудейская пустыня весной

Зоина манера в живописи – орнаментальна и чуточку избыточна, а потому свои персонажи – будь это рыбы, деревья или здания, – она облачает в роскошные одеяния. В какой-то мере здесь сказывается влияние Густава Климта с его золотыми мантиями, но лишь в какой-то мере. Иными словами, Зоины орнаменты – это не цитата, а реминисценция, автономный авторский почерк художника, хорошо знакомого с предшествующей традицией и способного творчески ее переработать.

Работа Адасы Фальк

Обращают на себя внимание работы одаренной художницы Адасы Фальк, преподающей искусство в религиозной школе. В русскоязычном Интернете Израиля она более известна в качестве блестящего публициста, поэтому художественная сторона ее личности оказалась для многих подлинным открытием. Занятия иудаикой она совмещает с изучением еврейской традиции. На “Осеннем салоне” Адаса Фальк представляет “Ктубу” и “Фрагмент Мгилат Эстер”. “Мое увлечение искусством никогда не шло вразрез с религиозными занятиями. Честно говоря, даже наоборот – религиозные знания только способствовали лучшему и более глубокому пониманию иудаики”, – пишет Адаса Фальк.

 

Скульптура Андрея Куманина

Скульптора Андрея Куманина представляет на выставке галерея Schleisner. Этого скульптора, создающего свои творения при помощи молота и наковальни, можно охарактеризовать как художника огня. Андрей представляет работы из кованого металла, его вдохновляют образы времени и танца, пламени и движения. Работы Куманина не раз выставлялись в Израиле и за рубежом. Андрей Куманин родился в Москве в семье инженера-металлурга и балерины, изучал металловедение и мечтал о танце. Профессии родителей сыграли в его судьбе решающую роль: во многих его работах мимолетность движения и танца застыла в суровом металле. Искусствоведы и публика проявляют неизменный интерес к его скульптурам.

Для художника Михаила Лапицкого живопись является жизненно необходимой функцией. “Когда я не рисую, мне плохо”, – признается художник. Судя по яркости живописной палитры, когда он рисует, ему становится по-настоящему хорошо. Родившийся и выросший в самом сердце Сибири, он долго работал в качестве художника-аниматора в Израиле и в Дании, но пару лет назад полностью порвал с компьютерной анимацией и обратился к живописи. Прошедшую зиму Михаил провел в родном Иркутске, выезжал на зимовье в тайгу, там-то его и посетили идеи, позднее воплотившиеся в холсте и масле.

Михаил Лапицкий

Еще одна участница “Осеннего салона” – фотограф и художница Яна Гербер, известный мастер художественной фотографии. Интересно, что Яна никогда не обучалась профессионально ни фотографии, ни живописи. Она – художник-самоучка, но это обстоятельство нисколько не умаляет ее значимости ее работ. На выставке в Яффо она представляет триптих “Обнаженные деревья” и две работы из серии “Отражения”. Творчество Яны Гербер не укладывается в рамки обыденного отображения действительности. Ее зеркало – яркий мир отражений, интерпретация цветных картин. Сама Яна рассказывает, что зрители воспринимают ее фотографические работы как живопись, а в живописи готовы заподозрить фотографию. Она удивительным образом сочетает реализм, абстракцию и лирику, которые совмещены в одном кадре. Работы Яны Гербер постоянно представлены в постоянных экспозициях и на выставках в ведущих центрах культуры Израиля и за границей.

Яна Гербер

“Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать”. Эти строки великого русского поэта легко можно перефразировать, помня о том, что работы художников – не только плод творчества и труда, но и источник заработка. Устроители “Осеннего салона” позаботились о том, чтобы выставленные в Яффо работы нашли своих поклонников и покупателей. В последний день выставки, 4 ноября здесь состоится аукцион, который соберет под крышей “Ангара” множество коллекционеров, галеристов и просто любителей искусства.