«Соль и мед» – на иврите это мюзикл

Культура08 июня 2008 года

Не буду путать тех, кто не знает иврит: мюзикл – он и на иврите мюзикл, «мехазамер», «мехазе-земер», спектакль-песня. «Соль и мед» – мюзикл, уже 10 лет с успехом показывающийся в Европе, израильская премьера его пройдет 26 июня в Иерусалиме, в открытом амфитеатре на горе Скопус, при участии едва ли не сотни актеров и Раананской «Симфониетты». Мультимедия и эффекты обещаны, публика приглашается, подробности на сайте "Salt and Honey". 

Презентация англоязычной версии мюзикла для журналистов состоялась пару недель назад в Яффо, а написан мюзикл «Соль и мед» во Франции 10 лет назад Бернардом Битаном и Лореном Бентата, композитором и либреттистом, пять лет собиравшими документальные свидетельства и рассказы переживших Катастрофу. Сюжет – история двух пар, переживших Катастрофу; рассказ о выживших в лагерях, о молодых людях, приехавших в Израиль в 1946 году, поселившихся в кибуце и принявших участие в Войне за Независимость. Идея представить мюзикл в Израиле принадлежит Ширель Битан, жене композитора Бернарда Битана, сочинившего музыку «Соли и меда».

История написания этого мюзикла и желание показать его на Бродвее (потому и сделана англоязычная версия) – столь же красивы, как сам мюзикл и его исполнители, молодые израильтяне и несколько мировых знаменитостей, среди которых известная французская певица Джейн Мэнсон, её дочь в жизни и на сцене Ширель Битан; Дуду Фишер и знаменитый французский джазовый скрипач Дидье Локвуд, израильский хореограф и танцовщик Идо Тадмор.

(с) Официальный сайт

(с) Официальный сайт

Иерусалимская премьера приурочена к 60-летней годовщине создания Государства Израиль. После Иерусалима мюзикл из Святой земли отправится на кругосветные гастроли с прицелом на Бродвей. Помимо перечисленных знаменитостей в нем участвуют израильские исполнители – отличные вокалисты и актеры, часть которых приехали в Израиль из Лондона и Парижа.
Если спустя 63 года после войны молодые певцы поют об ужасах лагерей, 60 лет после создания государства поют о новой жизни в кибуцах, поют замечательно, то, пожалуй, это доказательство того, что все было не зря.

Мюзикл «Соль и мед» шел во Франции и в Европе, в парижской «Олимпии», брюссельском «Cirque-Royal» и в женевской Опере. Создатели мюзикла решили показать его и в Нью-Йорке.
«Соль и мед» – рассказ о любви и о стремлении выжить, о героизме и умении радоваться, об истории и войне, и одновременно – о вещах простых и понятных. Создавая англоязычную версию, авторы мюзикла поставили перед собой задачу рассказать будущим зрителям о Катастрофе в упрощенной манере. Кто-то осуждает такой подход, другие приветствуют, но история знакомства Ребекки и Самуэля в Освенциме, трагедия смерти и триумф новой жизни затрагивает каждого. Когда-то Бернард Битан и его соавтор Лорен Бентата услышали историю о том, как через несколько лет после окончания войны встретились двое, он и она, чьи номера на руках отличались на единицу. В Освенцим они попали подростками и стояли один за другим в страшной очереди. С этой истории и начинается мюзикл «Соль и мед».

В мюзикле история развивается дальше – вплоть до их счастливой старости в наши дни, а постаревших Ребекку и Самуэля играют Джейн Мэнсон и Дуду Фишер. Но общее ощущение таково, что все молоды, красивы, талантливы и счастливы, и это ощущение радости жизни передается и зрителям.

Иерусалимская премьера англоязычной версии – символична.
Ширель и Бернарду Битан важно было начать мировое турне с Израиля, хотя они хорошо понимают, что на них может обрушиться критика за поверхностную подачу темы Катастрофа. Битан и Бентата по своей инициативе собирали документальные свидетельства после того, как услышали рассказ их общего знакомого Иосифа Тестеллера, выжившего в годы Второй мировой войны и послужившего прототипом Самуэля.
Подростком в Германии он отказался прикреплять к одежде желтую звезду, тогда нацисты на глазах у Иосифа расстреляли его отца, а он с матерью был отправлен в Освенцим. Мать погибла через несколько дней в газовой камере, Иосифу удалось выжить.

Сюжет мюзикла – это события в Европе и Израиле в 1930-е и 1940-е годы, история нелегальных беженцев «маапилим», тех, кто смог пройти через лагеря уничтожения и кому британские власти не давали разрешения на въезд в Палестину, история строительства новой жизни и Войны за Независимость, множество неожиданных судеб, кажущихся выдумкой, но на самом деле реальных. Они и лежат в основе этого мюзикла, где тема Катастрофы неотделима от мелодрамы, где умение выжить – не менее сильно, чем жажда любви, где горечь и сладость жизни можно передать двумя словами – «соль и мед». Так что то, что по либретто у Ребекки и Самуэля рождается дочь 14 декабря 1948 года – в день провозглашения Независимости Израиля – укладывается в рамки жанра.

Песни мюзикла написаны не только Бернардом Битаном, но и Шаем Алоном, Биньямином Розенблитом, Ширель Битан, Давидом Аттеланом и Йоси Грином. Режиссер – Дорон Мадали, хореограф – Идо Тадмор. К нему я и обращаюсь с вопросами.

- В Израиле пройдет единственное представление «Соли и меда», причем в концертной версии, но вы – полноправный участник создания англоязычной версии этого мюзикла.
- Я, не раздумывая, согласился участвовать в этом мюзикле, узнав о том, какую работу проделали его авторы, два французских еврея, несколько лет собиравших свидетельства и документы о Катастрофе. Но, конечно, меня привлекли не только тема, не только рассказ о любви, сама реальная история, но и то, что я смог поставить хореографические номера и движение актеров. К тому же я сам танцую, исполняю два сольных номера, один из которых идет под музыку Дидье Локвуда.

- Вы стремитесь на Бродвей?
- Конечно. Хотя я учился и танцевал в Нью-Йорке, но не участвовал в бродвейских постановках. До Бродвея мюзикл должен доказать правомочность и интерес своей англоязычной версии, покататься по миру. График гастролей уже утвержден, но начнем мы с Иерусалима, с представления в честь 60-летия страны.
Для всего состава исполнителей мюзикла «Соль и мед» – новый опыт, а для израильских певцов и танцовщиков к новому сценическому переживанию добавляется и естественное волнение, связанное с темой Катастрофы и Независимости. Уже несколько месяцев идут интенсивные репетиции…

- … так что Бродвей не за горами?

- За океаном, но прежде всего – Иерусалим.

Ширель Битан пишет музыку и песни, звезде мюзикла 29 лет. Она хорошо известна во Франции благодаря роли Эсмеральды в мюзикле «Собор Парижской богоматери». Англоязычная версия – ее идея, она – исполнительница главной роли, на ней лежит немалая ответственность. Несколько вопросов к ней:

- Ширель – вы молоды, красивы и талантливы. С такими качествами можно получить любую роль. Почему вы выбрали такую непростую тему – Катастрофа и Израиль в конце 40-х годов?

- Для меня это был естественный выбор. В 1996 году, когда мне исполнилось 18 лет, я из Франции репатриировалась в Израиль. Для меня это было естественным решением, я – еврейка, хотела узнать историю своего народа. Приехала в Израиль и влюбилась в страну. Училась в ульпане, затем – в джазовой школе «Римон». В Париж я уехала, получив роль Эсмеральды, уже во Франции выпустила несколько сольных альбомов, пела в разных мюзиклах, но не в мюзикле своего мужа. Как-то Бернард попросил меня перевести одну из песен «Соли и меда» на английский, и в результате я перевела весь мюзикл.

- Главную роль вы получили по протекции?
- Да, протекция непосредственная, семейная, потому репетировать приходится больше остальных.

- Почему вы выбрали Иерусалим для мировой премьеры англоязычной версии?
- Это и символично, и одновременно в этом кроется коммерческий расчет. Как «Мисс Сайгон» был впервые представлен публике в Азии, а «Отверженные» в Париже, так и обновленная версия «Соли и меда», мюзикла о судьбе еврейского народа, должна быть показана сначала в столице Израиля.

- Как вы отбирали исполнителей?

- Провели кастинг исполнителей в Израиле, и я поразилась тому, как много здесь актеров, поющих на английском языке без акцента. Мой напарник – Шими Гудман, исполнитель роли Самуэля, приехал из Лондона, где он выступает на Вест-Энде. Дуду Фишера нет нужды рекламировать, а Джейн Мэнсон – моя мама, играющая Ребекку в старости, – известная певица во Франции (21 миллион дисков проданы).
Кстати, в 1979 году она представляла Люксембург на конкурсе Евровидения, проходившего тогда в Израиле.

- Шими Гудман, а вы какими судьбами превратились в Самуэля?

- Довольно запутанными. Я служил в секретном подразделении, так что мне после армии хотелось свободно погулять по миру. 9 лет назад, после армии, я уехал в Лондон. В Лондоне я решил стать актером, три года проучился в одной из школ драматического искусства. Играл в небольших постановках фринджа, постепенно вошел в актерскую жизнь и в конце концов получил главную роль в мюзикле «Мечты Бомбея» – о бомбейском Голливуде, о «Болливуде». В Лондоне много индусов, но все они хотят стать врачами, а не петь на подмостках Вест-Энда, так что благодаря темным волосам индусом стал я. Позже я пел на Вест-Энде во многих мюзиклах – от «Чикаго» до «Грязных танцев», а в конце прошлого года приехал в отпуск в Израиль и в последний день услышал о кастинге для мюзикла «Соль и мед». Так что теперь я снова здесь.

- Вы учились актерскому мастерству и в Израиле?
- До армии пел в детском хоре, брал уроки танцев и вокала, но серьезная учеба началась в Англии.

- Вы надолго покинули Лондон ради этого мюзикла?
- Уже есть договоренность о европейском турне с сентября по декабрь, затем Япония, потом – Бродвей. Мы попытаемся показать это мюзикл как можно в большом количестве стран, ведь одна из идей этого проекта – рассказать широкой аудитории о Катастрофе, о репатриации, о создании Государства Израиль.

- Музыкальные уроки истории – хорошая мысль. Но не кажется ли вам, что в последние годы стало модно романтизировать Катастрофу?
- Это так, но не думаю, что это неправильно, хотя именно мелодраматичность на фоне Катастрофы – одна из причин того, что в Израиле пройдет только одно представление «Соли и меда», такой музыкальный подход может здесь по праву многих раздражать , ведь до сих пор эта тема – страшная рана для многих.

- Вы не хотите сыпать соль на рану, пытаетесь смазать ее медом?
- Тема Катастрофы в Израиле не нуждается в популяризации. Нам важно рассказать эту историю вне Израиля. Мы все знаем, КТО мы и ПОЧЕМУ мы ЗДЕСЬ.
Я девять лет живу в Англии и знаю, насколько важно рассказывать в других странах о том, что происходило и что происходит у нас в стране.
В Лондоне, который стал моим вторым домом, многие расспрашивают меня об истории Израиля, так почему бы не рассказать об этом со сцены?

- Песни и танцы в мюзикле, в легком жанре, смогут передать трагедию?
- Катастрофа – это только начало рассказа. Это – прошлое, а большая часть нашей истории – это рассказ о преодолении трудностей, романтическая история выживания.

Показанная в дни 60-летия Государства Израиль под иерусалимским небом на горе Скопус эта история станет еще более романтичной и символичной.

Маша Хинич