Сурбаран, мода, «Правда» – выставки в главном музее страны

Культура21 августа 2018 года

Сегодня мы отправимся в израильскую столицу, а точнее, в главный музей страны – Музей Израиля в Иерусалиме. Здесь стоит бывать несколько раз в год, ведь помимо постоянной экспозиции в Музее Израиля постоянно проводятся выставки, причем всякий раз кажется, что уж интересней и ярче нынешней и быть ничего не может! Но проходит пара месяцев, в музее открывается новая экспозиция, и становится ясно, что прекрасному предела нет…

Остановимся лишь на трех выставках, представленных в эти дни в главном музее страны. И начнем с чертовой дюжины шедевров испанского живописца XVII века Франсиско де Сурбарана.

 

Библейский цикл с авантюрной судьбой

 

Франсиско де Сурбаран. Цикл «Яаков и 12 его сыновей». Портрет Яакова

Франсиско де Сурбаран. Цикл «Яаков и 12 его сыновей». Портрет Яакова

Цикл, названный художником «Яаков и двенадцать его сыновей», был написан между 1640 и 1645 годами по заказу одного из монастырей в Южной Америке. Европейцы и в первую очередь испанцы активно осваивали земли Нового света, несли в этот новый мир просвещение и религию и остро нуждались в «наглядном материале». Но картинам Сурбарана было не суждено было стать агитационным материалом для католических священников, шедших по стопам конкистадоров, они застряли в Европе, их след затерялся почти на столетие, чтобы вновь объявиться уже в XVIII веке, когда картины были выставлены на аукцион, где их и приобрел в 1727 году богатый португальский еврей Джеймс Мендез. Еще тридесятилетия спустя 12 из 13 полотен были вновь выставлены на торги, их новым хозяином стал епископ английского графства Дарем Ричард Тревор. Одной картины недоставало, и оригинал был заменен копией, сделанной английским художником Артуром Пондом. В этой самой комплектации (12 работ Сурбарана и одна Понда) мы и имеем возможность лицезреть знаменитый библейский цикл.

Вообще, судьба этого живописного проекта, напоминает сюжет авантюрного романа, если, конечно, рассматривать картины в качестве персонажей. Тревор расположил картины в специально переоборудованной «длинной столовой» Оклендского замка, где они и находились до недавнего времени. Стоит отметить, какими мотивами руководствовался прелат, устраивая у себя экспозицию картин на «ветхозаветную тему». Не много не мало – его задачей было примирение и диалог между двумя мировыми религиями – иудаизмом и христианстом. Неизвестно, насколько он преуспел на этом поприще, но на протяжении двух с половиной столетий цикл испанского художника украшал темно-зеленую столовую замка в Окленде.
За это время сам замок, находившийся в собственности англиканской церкви, сильно обветшал, и встал вопрос о возможной продаже серии «Яаков и двенадцать его сыновей», но положение спас бизнесмен и филантроп Джонатан Раффер, купивший замок со всем имуществом, включавшим и картины. Он задумал провести серьезную реконструкцию замка с сохранением его исторического облика, чтобы впоследствии превратить его в музей мирового значения.

 

 

Пока идет ремонт, а он продлится не один год, картины Сурбарана путешествуют по миру. Первым пунктом их назначения стали США, где вся серия выствлялась в Meadows Museum (Даллас) и в The Frick Collection (Нью-Йорк), а сразу после заокеанских «гастролей» картины Сурбарана приплыли в Израиль.

Цикл великого испанского мастера «Яаков и двендцать его сыновей» можно увидеть в Музее Израиля до октября, так что стоит поторопиться.

 

Израильской моде 100 лет

 

То есть на три десятка лет больше, чем, собственно, государству, 70-летний юбилей которого мы отмечаем в этом году. Ничего удивительного: если уж многие государственные институты – система здравоохранения, транспортная ифраструктура и даже профсоюз зародились задолго до провозглашения независимости, то уж такая свободная и независимая дама, как мода, и вовсе не должна обращать внимания на официальные даты.

И все же уточним, сославшись на куратора проходящей в эти дни выставки Fashion Statements \ Decoding Israeli Dress Эфрат Асаф-Шапира: столетний отсчет израильской моды – результат произвольного решения, отражающего не столько точные даты, сколько возможность проследить тенденции. А их, то есть тенденций, на заре зарождения моды в еврейском ишуве начала прошлого века было ровно две, причем они находились в состоянии перманентного конфликта.

 

Аскетизм и шик на заре израильской моды

Аскетизм и шик на заре израильской моды

Назовем их условно: «аскетизм» и «роскошь». И то, и другое относительно, но вполне очевидно. Для большинства жителей еврейского ишува основной, а порой и единственной одеждой была одежда рабочая: простые и удобные штаны, рубашки из хлопка, хорошо впитывающие пот, шляпы, защищающие от солнца, и грубые ботинки на толстой подошве, в которых можно не бояться наступить на скорпиона.
Так одевалось абсолютное большинство, особенно в кибуцах – этих легендарных еврейских коммунах. Вторую тенденцию – стремление подражать парижскому шику можно было наблюдать в зарождавшихся городах, в уютных тель-авивских кафе, в домах богемы.

Аскетизм породил индустрию массового пошива одежды, ее флагманом стала фабрика АТА, появившаяся в середине 30-х годов в городке Кирьят-Ата по соседству с Хайфой. Название, согласно рассказу ее основателя Эриха Мюллера, возникло из курьезной ситуации. Поначалу он хотел использовать часть названия городка (в то время поселка) Кирьят-Ата, но допустил ошибку из-за слабого знания иврита: вместо буквы «аин» написал «алеф». Ошибку заметил писатель Шмуэль Йосеф Агмон, в будущем первый израильский Нобелевский лауреат, и обратил на нее внимание Мюллера. Поскольку документы уже были составлены и исправлять ошибку было уже поздно, Агнон предложил свой вариант названия. Аббревиатуру АТА он обозначил как «Аригей Тоцерет Арцейну – текстиль нашей страны».

В течение нескольких десятилетий бренд АТА был самым популярным в Израиле. На фабрике шили рабочую и повседневную одежду – брюки и рубашки цвета хаки, сарафаны и платья из ситца в цветочек, форму для солдат, словом, АТА одевала весь Израиль. В период расцвета, пришедшегося на 50-60 годы прошлого века, у АТА была сотня фирменных магазинов, это не считая универмагов и прочих торговых точек, также торговавшей продукцией главного текстильного предприятия страны. Но пришли 80-е, и фабрика закрылась. Вообще, история этой фабрики заслуживает отдельного рассказа, и когда-нибудь мы к ней вернемся.

История израильской моды раскрывается в экспозиции не хронологически, а своего рода «медальонами»: вот знаменитое «пустынное» пальто первого модного дома «Маскит», вот платья первых леди молодого государства, вот работы современных израильских дизайнеров. В сегодняшнем Израиле уже нет огромных фабрик по массовому пошиву одежды: это экономически нецелесообразно, но наблюдается подлинный расцвет дизайнерского творчества. Многие израильские дизайнеры моды приобрели международное признание, в их числе Ноа Равив со своими платьями, отпечатанными на 3D-принтере, выставлявшиеся в Метрополитен-музее в Нью-Йорке. Израильские дизайнеры Ронен Хен, Дорит Франфурт, Дорит Саде и другие создали свои линии одежды, которая продается в десятках магазинов по всей стране. Одежда израильских дизайнеров стоит недешево, но это не смущает наших модниц, готовых покупать качественный товар. Особенно приятно было увидеть среди экспонатов выставки одежду, созданную дизайнерами-репатриантами Майей Баш и Еленой Блаунштейн, автором бренда «Фрау Блау».

Выставка, посвященная 100-летию израильской моды, продлится до апреля 2019 года.

 

Горькая «Правда» от Зои Черкасской

 

Пожалуй, ни один израильский художник не вызывает столько споров, порой доходящих до настоящих конфликтов, как Зоя Черкасская, чья персональная выставка проходит сейчас в Музее Израиля.

На выставке Зои Черкасской яблоку негде упасть

На выставке Зои Черкасской яблоку негде упасть

Здесь представлены более сотни работ художницы, включая рисунки и большие полотна. Экспозиция занимает три зала, и все эти три пространства заполнены публикой до отказа. Чем же вызван столь живой интерес к творчеству художницы?

Попробуем в этом разобраться.

Художница назвала свою экспозицию «Правда» и вложила в это название максимум сарказма. Ее работы – своего рода «кривое зеркало», в котором отражаются далеко не самые приятные стороны жизни, идет ли речь о бывшем СССР рубежа 80-90-х или об Израиле первых лет «Большой алии».

Одни увидели в ее работах стремление очернить и бывший СССР, и нынешний Израиль, другим не по душе пришлась ее художественная манера, третьи отзывались о ее работах с восторгом. Одни обыиняли ее в распространении «расистских» стереотипов, другие видели в ее творчестве насмешку над стереотипами. Очевидно то, что творчество Зои Черкасской никого не оставляет равнодушным – ни поклонников, ни хулителей, и потому даже спустя более чем полгода после начала экспозиции посмотреть на ее работы приходят толпы народа.

Персональная выставка Зои Черкасской «Правда» в Музее Израля продлится до 31 октября 2018 года, так что стоит поспешить.