Театр КАМ – поле для бесстрашных экспериментов

Культура05 мая 2013 года

Тель-Авив – город театральный, где насчитывается немало художественных коллективов, из которых, по меньшей мере, полтора десятка – репертуарные театры. Недавно к их числу добавился еще один театр с необычным названием КАМ.

Театр молодой как по своему составу (основу его труппы составляют студенты и выпускники Школы актерского мастерства Софии Москович), так и в своей потребности быть выразителем идей XXI века. Их зрители – современная молодежь, такие же бунтари, как и сами артисты, остро нуждающиеся в новых творческих идеях и их воплощении.

Десятки, если не сотни тысяч человек проходят каждый день, с раннего утра до поздней ночи, сквозь огромное здание Центральной автобусной станции Тель-Авива, где легко можно потеряться в толпе. Но истинные театралы хорошо знают дорогу на четвертый этаж, где рядом друг с другом находятся сразу два театра – «Каров» Нико Нитая и КАМ Софии Москович.

Сегодня речь пойдет о детище режиссера Софии Москович, продолжательницы театральной традиции великих Мейерхольда и Вахтангова, унаследовавшей метод биомеханики и обогатившей его собственными поисками и находками. Театр КАМ – это продолжение Школы актерского мастерства Софии Москович, которая действует начиная с 1999 года, только теперь это театр репертуарный, представляющий на суд зрителей такие сложные для постановки работы, как  интерпретации пьес Чехова и Стриндберга.

София Москович принадлежит к поколению «семидесятников» – репатриантов, приехавших в Израиль в 70-е годы прошлого столетия. Ей было всего 25 лет, когда она с двумя маленькими детьми оказалась в Беэр-Шеве. За плечами был режиссерский факультет Ленинградского института и курсы при театре Вахтангова в Москве, и она почти сразу стала работать в местном театре. Со «столицей Негева» ее связывают одиннадцать лет жизни и более десятка театральных постановок. Но София – не только режиссер, она всегда ощущала в себе призвание педагога.

На ее счету создание семинара для театральных трупп Негева в кибуце Хацерим, театральная группа в университете имени Бен-Гуриона, театральное отделение в беэр-шевской гимназии. После переезда в середине 80-х в Тель-Авив она продолжила дело воспитания будущих поколений работников сцены: вела курсы актерского мастерства в различных израильских школах театрального искусства и воспитала немало театральных и киноактеров. В 2007 году за достижения в области развития театрального искусства София Москович была удостоена премии муниципалитета Тель-Авива. Подробнее о Софии Москович.

Театр КАМ, хоть и появился совсем недавно, уже хорошо известен заядлым театралам. На проходившем в начале мая фестивале студенческих театров «Атид ха-Театрон» («Будущее театра») коллективом театра были представлены два спектакля.

В названии спектакля «АхШахаф» человеку, немного знающему иврит, сразу послышится слова «ахшав», что означает «сейчас» и «шахаф», что переводится на русский язык как «чайка». В основе представления лежит знаменитая чеховская «Чайка», а название спектакля, которое по-русски можно обозначить как «Сей-Чайка», недвусмысленно дает понять, что зрителю будет предложена совершенно новая интерпретация знаменитой пьесы. Когда-то, более столетия назад, чеховское творение оказалось настолько новаторским, что в первое время было не понято и не принято современниками и привело к печально известному провалу пьесы в Александринском театре Санкт-Петербурга в 1896 году. И лишь прочтение чеховского материала двумя годами позже знаменитыми Станиславским и Немировичем-Данченко спасло «Чайку» от забвения. За прошедшее с тех пор столетие с лишним «Чайка» удостоилась более сотни постановок во всем мире. «Сей-Чайка» в версии Софии Москович – это своего рода выворот наизнанку хорошо знакомого материала, это прочтение классики в духе сегодняшнего цинизма, нетерпеливого отношения к подробностям и мозаичного восприятия действительности.

«Длинные диалоги отменены, второстепенные герои исчезли, неторопливые чаепития замурованы в книгах, которые уже никто не читает. В новом Чехове остались четыре любовные линии для пяти актеров, несущих под звонкую музыку факел марафона страстей: Костя Треплев любит драматургию, маму-актрису и Нину Заречную, Чайка-Нина влюблена в писателя-циника Тригорина, зависящего от Аркадиной как младенец от кормилицы, в Костю же влюблена Маша, дочь управляющего, трезво смотрящая на жизнь, а Аркадина влюблена в зеркало и не любит сына-обузу», – пишет театральный критик Маша Хинич.

Второй спектакль, представленный театром КАМ на фестиваль, – «Моя Жюли» – авторская версия пьесы Стриндберга «Фрекен Жюли». Этот спектакль поставлен молодым режиссером Руви Файнбергом, а исполнителями ролей стали выпускники театральной школы Софии Москович. Кстати, сам Руви Файенберг тоже в относительно недавнем прошлом окончил эту же школу. Сюжетная линия героев пьесы Стриндберга в спектакле переплетается с жизненными перипетиями самого драматурга, его отношениями с первой женой – баронессой Сири фон Эссен, которая была первой исполнительницей роли фрекен Жюли. Таким образом, была сделана попытка не просто представить коллизию пьесы шведского драматурга, но и проникнуть в его подсознание, разглядеть таящихся в глубинах его души пыльных монстров.

В названии театра КАМ заключено немало смыслов и возможностей толкования. Для начала это аббревиатура фамилий двух людей, создавших этот коллектив – Павла Карлина и самой Софии Москович. Чуткое ухо человека, знающего иврит, услышит здесь глагол «кам», от инфинитива «лакум», который в переводе на русский имеет множество значений: вставать, подниматься, осуществлять, сбываться, начинать. Наконец, в названии можно усмотреть и транслитерацию начальных букв английского слова Camera, и в таком контексте название театра становится метафорой: это некая камера, отпечаток действительности, проекция драматургии и экспериментальной режиссуры.

Фото: Йоси Цвекер