Труппа Израильского государственного классического балета – будущее национальной хореографии

Культура21 января 2008 года

В Израиле классический балет долгое время считался буржуазным предрассудком галута. Вначале молодой воюющей стране было не до танцев, и хотя поколение выходцев из Европы заполняло концертные залы, приходило на концерты классической музыки и оперные спектакли, балет все еще был на положении Золушки. 

 Попытки создать труппу классического балета в Эрец-Исраэль натыкались на стену равнодушия. Так было в 30-е годы, до создания государства, и то же самое продолжалось спустя два десятилетия. Великая балерина Миа Арбатова в одном из интервью признавалась, что в то время в Эрец-Исраэль не имели представления о классическом балете и относились к идее создания классической труппы с враждебностью.

При таких условиях идея создания собственного национального классического балета Израиле могла прийти в голову только одержимым людям. Такими идеалистами балета оказались супруги Берта Ямпольская и Гилель Маркман, которые пожертвовали сольной карьерой ради того, чтобы в Израиле появился собственный классический балет. Оба они были успешными и востребованными танцовщиками, которых рады были пригласить и принять лучшие театры Европы и США. Оба учились в Лондонской школе Королевского балета. Берта Ямпольская родилась в Париже в семье эмигрантов из России, но спустя два года семья перебралась в Эрец-Исраэль. Гилель Маркман родился в Хайфе, но и он любит вспоминать о своих "русских" корнях. Они достигли пика своей карьеры в Англии, когда Берте Ямпольской в середине 1960-х годов пришла в голову взбалмошная идея – вернуться в Израиль и создать собственную балетную труппу.

У истоков национального балета
От тогдашнего директора Израильской оперы Эддис де Филипп им поступило приглашение участвовать в концертной программе, где хореографические постановки должны были сочетаться с вокальными номерами. В том же концерте пел и юный, тогда еще никому не известный Пласидо Доминго, чья карьера, по стечению обстоятельств, начиналась в Израиле. Берта и Гилель станцевали тогда па-де-де из "Дон-Кихота", о полноценных балетных постановках в ту пору не приходилось и мечтать… (Знаменитый балет Минкуса в полной редакции вернется на израильскую сцену спустя 39 лет – в 2005-м в исполнении труппы Израильского государственного балета…) Тем не менее, вечер балета и вокала удался на славу. Впоследствии эта программа, правда, уже без великого тенора, была с огромным успехом представлена десятки раз в городах, в кибуцах и на сценах домов культуры.

"Роман" с тогдашней израильской оперой, где царила не самая творческая атмосфера, и ее хозяйкой Эддис де Филипп оказался недолговечен: спустя короткое время Берта и Гилель вынуждены были уйти "в никуда", а вслед за ними оперу покинули и другие танцовщики. Дальнейшая перспектива представлялась весьма туманной: танцовщики отказались от всех зарубежных представлений и контрактов, решили окончательно вернуться на родину, где никогда не было классического балета и где исполнителям их уровня, по большому счету, делать было нечего.

В поисках места для занятий и выступлений они попали в занесенный тогда песками Холон. В кинотеатре "Рина" 25 января 1967 года состоялось первое представление будущего главного балета страны. Вместе с Бертой и Гилелем в первом концерте, состоявшем из фрагментов разных балетов, танцевали четыре балерины. Именно из этой крошечной труппы впоследствии вырастет Государственный балет, которому будут аплодировать в Израиле и за рубежом. Он удостоится благословения самого Джорджа Баланчина, который возьмет на себя смелость ставить в Израиле классические постановки.

В 1967 году, в день первого представления, в программу были включены "Па де катр" Антона Долина, "Ромео и Джульетта" в версии Сергея Лифаря, па-де-де из "Дон-Кихота", а также оригинальная постановка на музыку Мортона Гулда. С этой программой Ямпольская и Маркман продолжили выступать в Израиле и за границей. Все шло замечательно, если бы не одно обстоятельство: на новые постановки категорически не было денег. Спустя какое-то время танцовщицы их покинули. Но Берта и Гилель зарабатывали уроками танцев и не сдавались: они привлекли в коллектив новых танцовщиков. Затем наступили более успешные 70-е годы, когда к труппе присоединились несколько талантливых артистов из США, были сделаны новые дерзкие по духу смелые постановки и проведены зарубежные турне. Мир обнаружил, что в маленькой стране, которую почти невозможно рассмотреть на географической карте, есть профессиональная труппа, танцующая классический балет.

А потом пришли 1990-е годы, принесшие с собой небывалые изменения в стране и миллион новых граждан, среди которых были не только профессора и пианисты, инженеры и врачи, но и талантливые артисты балета.

Зимой 2007 года Израильский балет отметил свое 40-летие, и все эти годы Берта Ямпольская и Гилель Маркман являются его бессменными руководителями. Что такое 40 лет? Для артиста балета – это пора выхода на пенсию, для коллектива – возраст, когда только начинают складываться традиции. Сегодня в труппе Израильского государственного классического балета 35 исполнителей – профессионалов самого высокого уровня. Большинство – питомцы русской балетной школы, выпускники хореографических училищ России и СНГ, за плечами у многих работа в престижных театрах России и Европы. В этом коллективе нет разделения на солистов и кордебалет: труппа относительно невелика и не может себе этого позволить. Исполнители главных партий назавтра выходят в кордебалете. В этом, как считают специалисты, много плюсов: все артисты универсальны и взаимозаменяемы, все они приобретают бесценный опыт работы в самых разных амплуа. Израильский государственный балет – единственный классический балетный ансамбль в нашей стране. И в то же время здесь ставят неоклассику и модерн. За четыре десятилетия существования Израильский государственныйо балет поставил и исполнил не один десяток спектаклей. В их числе балеты классического репертуара: "Спящая красавица", "Щелкунчик", "Золушка", "Ромео и Джульетта". В позапрошлом году, в год 400-летия выхода книги Сервантеса, был поставлен "Дон-Кихот" – балет, который сегодня должен иметь в своем репертуаре каждый уважающий себя театр. Для постановки из Петербурга была приглашена ведущий педагог Академии русского балета имени Вагановой Мария Вахрушева. С огромным успехом прошли премьерные представления, главные партии в которых исполнили солисты Большого театра Марианна Рыжкина и Дмитрий Гуданов. Теперь этот спектакль вошел в репертуар Израильского балета.

"Мы стараемся не замыкаться на классике и поэтому ставим также неоклассику и модерн, – говорит Берта Ямпольская. – Делаем то, что интересно молодому поколению, приглашаем для сотрудничества хореографов со всего мира. Мы очень открыты, стараемся избегать стереотипов и обращаемся к самым широким слоям населения". Она затрудняется назвать общее число хореографических постановок – их было много, что-то пережило десятилетия и осталось в репертуаре, а что-то стало достоянием истории. Среди самых интересных постановок в жанре неоклассики и модерна стоит назвать балеты Джорджа Баланчина ("Серенада", "Симфония до мажор" и другие), который в свое время настолько был тронут мастерством и энтузиазмом израильских танцовщиков, что безвозмездно передал труппе право на постановки всех своих балетов; спектакли "Бах Дивижн" (хореограф Кристоф Пастор) и других зарубежных хореографов.

Но, пожалуй, одна из самых интересных страниц Израильского государственного балета – это собственные оригинальные постановки Берты Ямпольской. Успеха удостоились "Гурре Лидер" на музыку Арнольда Шейенберга, "Экстази", "Без названия", "Оптимус", одноактный балет "Следы на песке", в котором звучит музыка Листа, Россини и шум морского прибоя.

В юбилейном году балет также побывал с гастролями в Китае, Бразилии, Италии и на Кипре. Летом труппа по приглашению министерства культуры России примет участие в фестивале, посвященном Рудольфу Нуриеву, который состоится в июне 2007 года на родине великого танцовщика в Уфе.

В год дается около ста представлений, но, по словам Берты Ямпольской, могло бы быть больше, если бы в распоряжении Израильского балета был собственный театр. Пока труппа арендует различные площадки, а летом 2004-го года Израильский государственный балет перебрался в собственное административное здание с двумя просторными репетиционными залами, где можно и готовиться к спектаклям, и обучать юное поколение.

Долгожданный собственный дом для Израильского балета Берта Ямпольской считает их спасением: "Если бы мы его не получили, наверное, опустили бы руки. Сколько можно скитаться из одной студии в другую и репетировать в школьном спортзале?"

По ее словам, главная заслуга в создании этого места, которое строилось полтора года, принадлежит ее мужу Гилелю Маркману, административному директору Израильского балета, который неустанно следил за ходом строительства, вел переговоры и организовывал процесс. И, разумеется, вся эта затея была бы неосуществима, если бы не многочисленные филантропы, чей вклад в строительство дома для национального балета трудно переоценить.

Новое поколение замечательных танцовщиков
С появлением собственного помещения мечта Берты Ямпольской о школе классического балета приобрела реальные очертания, а сама школа, наконец, получила право на существование и возможность существовать. Вот уже четвертый год при Израильском балете действует школа, где учатся талантливые дети. Сейчас в ней в трех возрастных группах (от 7 до 16 лет) занимаются около 150 учеников. Но Берта мечтает о том дне, когда на ее попечении будут сотни учеников. "К нам приезжают из Хайфы, Бейт-Шемеша и Иерусалима. Среди учеников есть такие, кто подает большие надежды. Среди них много представителей русскоязычной общины, в которой велика привязанность к классическому балету. Нам нужны талантливые дети, из которых мы сумеем вырастить новое поколение замечательных танцовщиков, – говорит Берта. – Мы слишком долго этого ждали. Тель-Авив должен гордиться тем, что в городе есть такая школа. Это будущее национальной хореографии. Нас не должно удивлять то, что в нашей стране наконец-то появилась такая школа – это естественно. Противоестественно то, что ее у нас так долго не было".

Чтобы вырастить профессионального танцовщика, нужно долгих восемь – десять лет заниматься по несколько часов в день шесть раз в неделю. Балет -это тяжелое искусство и понятно, что из десятков сегодняшних учеников Берты Ямпольской профессиональными танцовщиками станут единицы. Но остальные на всю жизнь приобретут грацию, аристократичные манеры, а также мастерство понимать и чувствовать искусство.

Маша Хинич

"Ромео и Джульетта" откроют новый сезон Израильского государственного балета