Все, что блестит – золото

Культура19 сентября 2006 года

Музей Эрец-Исраэль в Тель-Авиве – притягательное место для прогулок. Даже если ни одна из конкретных выставок вас не интересует, а такого не может быть даже теоретически, в музее можно побродить по археологическим раскопкам среди огромных глиняных кувшинов в рост человека, зайти в планетарий или посидеть в тенистом парке. Но музей – это, прежде всего, выставки. Выставку фотографий Бено Ротенберга смотреть – обязательно, это часть нашей истории, другие выставки – более декоративны, этнографичны, а в сентябре открывается очередная, проходящая раз в два года, выставка стекла, о чем будет подробно рассказано позже.

«Истории из кошелька»

В начале сентября также откроется выставка «Истории из кошелька» – экспозиция кошельков и дамских сумочек, от древних рассыпающихся от алчных взглядов кошелей до современных ридикюлей. Хотя выставка еще закрыта для широкой публики, любопытствующим было позволено проникнуть в залы и начать скрипеть зубами от зависти.
Что любят покупать женщины? Книги, яхты и гоночные автомобили. Но это не для музея. А для музея: обувь, украшения и, конечно, сумочки. Без элегантной легкой денежной сумочки ни из дома не выйти, ни на люди показаться.
«Истории из кошелька» – звучит по-гофмановски загадочно, но так ведь оно и есть: в каждом кошельке помимо денег и бумаг хранится немало историй, связанных с банкнотами и монетами, переходящими из рук в руки. Кошельки и сумочки, представленные на выставке – сказочные, вышитые золотом, серебром, бисером, украшенные стразами, простые и щегольские, с потайными отделениями и в виде обычного мешочка, но зато с шелковым шнурком, с кисточками и обшитые витым кантом. Первым делом, любой кошелек с выставки хочется взять в руки, но так как такое желание возникает у всех, то ценные экспонаты упрятаны в витрины. А они действительно ценные: кошельки, начиная с 7-го века. Всего на выставке – 100 зримых историй ремесла: вышитые золотом и серебром кошельки времен Ренессанса; особые защелки для банкнот, сделанные в начале 20-го века в мастерских академии «Бецалель»; сумочки, прикреплявшиеся к одежде; кошельки-книжечки для балов, куда богатые наследницы заносили имена кавалеров в очередь на кадриль; вместительные кошельки средневековья; кошельки из бумажной массы.

История кошелька – часть общемировой истории моды, занесенный в энциклопедические тома, так что передам ее в сжатом до состояния черной дыры виде и в соответствии с экспозицией: поначалу кошельки привязывали к общей связке ключей или к заплечным мешкам; потом, когда появились карманы, стали прикреплять к карманам (до того, как сообразили их просто туда класть); кошелки делали (и делают) из кожи и ткани, круглые и овальные, с пропущенной по краям тесьмой или с латунными застежками.

С 14 века кошельки сделались обязательным аксессуаром верхней одежды, на них часто вышивали имена владельцев, чтобы предотвратить кражу (и в средние века люди были наивны) и привязывали к поясам, пока не научились вшивать в одежду карманы.
В средние века подарить кошелек считалось символом привязанности: чем больше вышивки – тем щедрее подарок, так что сердца возлюбленных опутывали разноцветными нитями. Кошельки были частью приданого невесты, передавались как фамильная реликвия из поколения в поколение. С 16 века мода на одежду стала влиять на форму и стиль кошельков. В 17-м веке дам опутывали столько слоев шелка и бархата, что кошельки стали делать маленькими и расшитыми золотом в качестве украшений для кринолинов.
Далее – прогресс: в 18-м веке додумались делать твердый каркас для кошельков из серебра, эмали или латуни и украшать их камнями, жемчугом и бисером. Кошельки стали различаться и по предназначению: для денег грязных и чистых (хозяйственных и пожертвований), для игральных карт, для бумаг.

Где вся эта роскошь сегодня? На выставках и в дорогих магазинах. Индустриальная революция и технический прогресс сделали свое дело: кошелек превратился в пластиковый и легко помещающийся в кармане брикетик, набитый магнитными карточками. А вот театральных сумочек раздолье! К тому же в них есть отделения для мобильных телефонов и флеш-дисков.

Израильские кошельки 20 века уложены как братья по валюте в отдельную витрину, где собрались «этнические» кошельки знаменитой фирмы «Маскит», задававшей тон в израильской моде в 50-е годы; кошельки-сувениры из святых мест; кошельки 60-х годов, на которых печатались портреты футбольных и кинозвезд, и прочие изделия тех лет, когда слово элегантность считалось
неприличным.

Но времена оные прошли, интерес к изящному возрожден, золото блестит. А вот интересно, в каких кошельках хранили монеты менялы в Храме?

Выставка «Кошки»

«Истории из кошелька» будут рассказываться в музее с сентября, а пока что послушаем истории про кошек. У любого кошковладельца их сотни. Каждый готов завести бесконечную мантру про своего любимого и самого умного рыжего или серого кота. Выставки кошек – необыкновенно популярны и собирают тысячные толпы. Но в музее Эрец-Исраэль действует выставка, экспозиция кошачьей иконографии которой рассказывает об отношении человечества к кошкам и традициях изображения кошек в искусстве и в литературе.

«Неужто в хождении по земле на двух ногах столько величия, что порода, именуемая человеком, вправе присвоить себе власть над всеми существами, гуляющими на четвереньках, и притом более прочно и устойчиво, чем она?» – задавался вопросом Гофман в "Житейских воззрениях кота Мурра".

Присвоить себе власть над кошками невозможно. Только думаешь, что оно твое – это хвостатое мурлыкающее теплое ласковое существо, как ваша кошечка тут же выпускает коготки, рвет вам колготки и запускает зубы вам в руку дающую, и никакие угрозы лишения колбасы на десерт не изменят ее характер и завидную уверенность в своей правоте.
Кот в сапогах, Кот-Бегемот Булгакова, Том и Джерри, Гартфилд, Чеширский кот, кот в мешке – все собрались на выставке в Музее Эрец-Исраэль, экспонаты которой собраны из частных и музейных коллекций.
Здесь вас убедят, что кошка – мистическое, мифическое, хищное и хитрое животное с 9 жизнями, 9 душами и бесчисленными ликами. Кошка помнит все. Кошка – это самая загадочная древность, по крайней мере, так считают те, кто любит кошек. Нет двух кошек похожих друг на друга и, в отличие от собак, они ничем не напоминают своих хозяев – больно независимы. Кошек обожают и ненавидят, они вызывают идиосинкразию и становятся фетишем, их выгоняют на улицу и держат в квартирах десятками. В чем загадка? Ответ попытались дать на выставке, но только попытались. Кошка как была загадочной фигурой нашей цивилизации, так ею и осталась, подтверждение чему – ленивые откормленные коты из музейного буфета, открыто презирающие всех и вся, но не упускающие случая пройтись по выставке, полюбоваться на своих собратьев – литературных и художественных героев.
Кошка живет рядом с человеком, точнее, эксплуатирует его более пяти тысяч лет, так что неудивительно, что коты и кошки стали героями сказок, мифов, фольклорных преданий и серьезных литературных произведений.
Экспозиция выставки "Кошки", которая продлится до конца года, рассказывает о котах, об их отношении к людям, о том, кто из них истинный хозяин положения и почему. Кстати, недавно промелькнули сведения о том, что американские ученые установили, что родина котов – Израиль. Именно здесь, по их словам, водился дикий предок современных домашних кошек, хотя принято считать, что кошки родом из Египта, но, может, они перешли через Красное море вместе с еврейским народом, предвидя годы питания манной. Видно, их интуиция и породила кошачьи «догли».
На выставке показана история развития отношений между кошкой и человеком, рассказывается о приручении и одомашнивание кошек в древнем мире. Темы: кошка как образ, кошка в искусстве, кошка в обществе, кошка как явление культуры.
В творчестве художников кошки заняли прочное место еще со времен египетских фресок. У Леонардо да Винчи есть набросок «Мадонна с кошкой», Эдуард Мане – "Встреча котов" и знаменитая "Олимпия", на полотнах Ренуара кошки ластятся к красавицам (и те и другие – рыжие). Луис Уэйн рисовал человекоподобных кошек, подчеркивая несносность характеров. А уж в наши дни кошек рисуют чаще, чем карикатуры на политических деятелей.
Выставка "Кошки" разбита на 9 отделов – по количеству жизней у кошек. Самый «древний» рассказывает об отношении к кошкам как к священному животному в Египте, Греции и Риме.
Второй раздел – кошка в искусстве средних веков, когда она считалась истым порождением дьявола. Из-за черной кошки могли отправить на костер, хотя в то же время у викингов кошка была богиней любви и плодородия.
Третья часть выставки рассказывает о физиологии кошек. О том, как они видят в темноте и как устроен их вестибулярный аппарат, благодаря чему они всегда приземляются на четыре лапы.
Четвертый "отсек" – кошка как персонаж масс-культуры, кошка в комиксах, мультфильмах и карикатурах (что является также темой одного из форумов фестиваля анимации и комиксов в Тель-Авиве).
Далее – израильские коты. Эта тема безгранична, пройдитесь по городским помойкам и вы в этом убедитесь. Но здесь же речь идет и о книжках для детей, и о «взрослой» литературе, об образах кошек в израильском изобразительном искусстве, начиная с хрестоматийных полотен Нахума Гутмана и Реувена Рубина вплоть до произведений современных художников.
И еще раздел – как за кошками ухаживать и как их защищать от злодеев (демонстрации и речи в защиту четвероногих).
Уличным кошкам посвящен также документальный фильм Дани Ицхаки и Эяля Ширая "Джунгли: уличные коты Тель-Авива". Тель-авивские коты немало наслышаны о принципах кибуца и ухитрились создать в городе подобия колоний.
И, наконец, – кошка как объект современной масс-культуры.
Помимо сотен статуэток кошек, выполненных в разные времена, на выставке собраны и книги о кошках.

Выставка «Секунды»

Кошки – существа текучие и непостоянные, как само время, хотя приверженцы другой философской школы, скажут, что время постоянно, а это мы барахтаемся в нем, как котята.
Время, мгновения и память в обрамлении блестящего золота собраны на выставке «Секунды» постмодернистского часовщика Итая Ноя – ювелира и дизайнера часов, разработчика оригинальной концепции времени и его измерения, лауреата премии «Энди» в области дизайна, учрежденной миллионером и меценатом Чарльзом Бронфманом полтора года назад в память его жены Андреас-Энди, погибшей в автокатастрофе. Премия предназначена для поощрения израильских дизайнеров в области декоративно-прикладного искусства.

В апреле 2007 года премия была вручена второй раз, и получил ее Итай Ной.

В 2000-м году Бронфман и Андреа-Энди посетили выставку выпускников академии «Бецалель» в Иеусалиме, обратили внимание на оригинальные часы выпускника ювелирного факультета и купили их. Но только в этом году на церемонии вручения премии Бронфман узнал, что принадлежащие ему часы сделаны лауреатом «Энди», а Итай Ной наконец-то понял, кто был его первым покупателем.

На выставке Итай Ной представил часы, дизайн которых основывается на воспоминаниях, на его восприятии времени, на ощущении памяти поколений, зависимости от уходящего времени. Поэтому и начинается выставка с будильников: пора всем пробудиться и начать вспоминать, с будильников не обычных, не жестяных китайских производства 1950-х годов, которые тоже можно уже выставлять на выставках, а интерактивных инсталляций, в которых, как и в прочих экспонатах, смешались философия времени, ностальгия по детству, юмор и интеллектуальный подход к отсчету секунд. Часы Ноя – это тщательно продуманная идея и не менее тщательно ювелирное исполнение, эстетика уважительного отношения к каждой секунде, отбиваемой на часах ручных, настольных, напольных, собранных дизайнером. Эти часы Ной разобрал, очистил, отшлифовал, заново собрал, но они все равно стоят. Стрелки замерли в час смерти владельцев, а на циферблате красуются фотографии часов в их прежнем обличье.

Выставка Ноя – это выставка концепции, его восприятия природы времени, хотя философия занимает не все его время в прямом и переносном смысле. Он не забывает о ювелирном искусстве и, к примеру, представил роскошные золотые часы, разделенные на две половинки, стрелки и время на которых двигаются в противоположных направлениях.
На выставке также демонстрируется фильм "1440 Minutes a Day» – 24 часа из жизни большого города.
Увлечение Итая Ноя часами началось после службы в армии, когда он начал подрабатывать в часовом магазине. "Я столько возился с механизмами часов, что заинтересовался не только их устройством, но и их внутренней жизнью, не только видимым движением стрелок, но и движением времени", – вспоминает он. Ной поступил на ювелирный факультет академии "Бецалель": "Я был единственным дизайнеров часов в то время. До многого докапывался сам, сочетая собранные сведения со знаниями из академии».

Выставка "Мужские украшения"

Мужчину украшают деньги, шрамы и кинжалы. Но мы пришли не в банк, а в музей, на выставку «Мужские украшения», где представлено именно оружие, но столь драгоценное, что его денежный эквивалент сравним с доходами биржи.

Кинжалы, усыпанные изумрудами; сабли, украшенные рубинами; ножны с драгоценными каменьями; мечи, заточенные, наверное, Заточи. Оружие во всей его красе – вот тема экспозиции «Мужские украшения», доказывающей, что оружие может быть красивым. Холодный блеск стали притягивает, но взять это в руки – нет, пожалуй, не стоит, хотя легко представить себе идеального мужчину, ловко разделывающего, ну скажем, медвежатину вот этим клинком. Или отражающим нападения динозавров искусно вычеканенным щитом, похожим на гонг из филармонического оркестра.

Выставка «Мужские украшения» дает возможность взглянуть на оружие не с утилитарной точки зрения, а как на произведение искусства, ремесла ковки, чеканки, эмали, ювелирного искусства. Дайте мужчине в руки кусок железа – он его украсит собой и своим умением. На выставке представлено оружие последних двух веков: около 400 кинжалов, мечей, бумерангов, пистолетов и ружей, и даже китайские палочки для еды, трости со встроенными пружинными клинками, а также лошадиная сбруя, шлемы, щиты. Так что с выставки можно вынести следующие представления: мужчины любят украшать себя китайскими палочками, эмаль предпочитают зернистой грани, а защищаются бумерангами из дерева, слоновой кости, рогов носорога, костей казуары. Любят переливчатую игру драгоценных камней, не забывая о дамах, которым предложено защищать свою честь веерами и крохотными золотыми кинжальчиками, столь изящными, что их можно носить в вышитых бисером кошельках с выставки «Истории из кошелька».

Выставка «Все золото»

Чего не хватает, чтобы почувствовать себя совершенной? Блестящего платья. Так что под конец отправляемся на выставку «Все золото» – выставку золотого и серебряного шитья, устроенную необыкновенным образом: темный зал, в центре на медленно вертящейся сцене установлены тяжелые атласные, расшитые золотом платья, которые неторопливо кружатся у вас перед глазами, выхватываемые из полутьмы светом прожекторов. На эту выставку было собрано столь много экспонатов, что они просто не вмещались в отведенный зал, поэтому музейные дизайнеры нашли такое решение, сэкономив пространство для роскошных расшитых одеяний от 18 века и до наших дней: мантий и мантилий, перчаток и сапожек, шапок и накидок. По развитию искусства золотого шитья можно проследить за историческими событиями, торговыми путями, картой колоний, культовыми церемониями, религиозными принадлежностями ислама и христианства.
Основная часть выставки – это праздничные расшитые золотом верхние платья евреев из Турции и с Балкан. Небывалого размаха ремесло золотого шитья достигло во времена Оттоманской империи, откуда эти изделия шли в европейские королевские дворцы, не брезгующие также скатертями и накидками из Индии, Персии, Узбекистана, Ирака, Марокко, Туниса, часть которых доставлялась по Шелковому пути.

Среди экспонатов немало чисто еврейских: кипы, головные уборы для женщин, покровы для свитков Торы, чехлы для тфилин, завесы для синагог и прочее. Все, что там блестит, – золото.
Маша Хинич