Хрупкая реальность

Культура09 октября 2008 года

Стекло в израильском искусстве
В конце сентября в музее Эрец-Исраэль в Рамат-Авиве открылась выставка стекла «Хрупкая реальность» – название в нашей непрочной действительности, символом которой стали расходящиеся по стеклу трещины от брошенного камня. Выставку можно было бы назвать и «трансформация стекла», ведь, судя по ее экспонатам, стекло может быть каким угодно:  гибким, текучим, разноцветным, мутным и прозрачным, хрупким и прочным. Но, главное, удивительно то, что из стекла здесь делают все, от конфет до домов, и сочетают его с камнем, металлом, резиной, песком, костью, цветными пигментами, деревом, тканью, бумагой, керамикой.

При входе на выставку в витрине щедрой горстью разбросаны конфеты, чудные стеклянные карамельки, при выходе – летает ангел с большими стеклянными крыльями. Размах крыльев достаточен, чтобы под ними уместились и остальные экспонаты: картины из стекла, скульптуры, вазы, цветы и даже лабораторные колбы, из которых собрана инсталляция в центре круглого павильона, вдоль стен которого оставлена постоянная экспозиция – стекло античное, на изящном фоне которого современные абстрактные прозрачные композиции смотрятся особо удачно.

Эта выставка – первая специализированная «стеклянная» ретроспективная экспозиция израильских художников, в которой приняли участие 62 мастера – молодые и старые, опытные и начинающие, и не только профессиональные стеклодувы и художники по стеклу, но и архитекторы, графики, скульпторы, живописцы, дизайнеры, в последнее время все больше и больше работающие со стеклом благодаря новым технологиям его обработки.

На стекле можно рисовать, можно рисовать стеклом, из стекла можно лепить, строить, конструировать, привносить в художественное стекло элементы других медий и пластических искусств. На выставке «Хрупкая реальность» представлены работы, сделанные едва ли ни во всех существующих на сегодняшний день техниках обработки стекла – горячая и холодная обработка, литье, прессование, резное стекло и протравленное кислотой, обработанное песком и отшлифованное, покрытое серебром и золотом, и прочее и прочее.

Прочего так много, что глаза разбегаются, причем один из экспонатов в прямом смысле слова представляет разбегающиеся глаза: витрина с двумя десятками стеклянных глазков – то ли коллекция доктора Коппелиуса, то ли это произведения искусства, стеклянные глазки всех цветов с хитрым прищуром, лукаво подмигивающие зрителям. Эти выразительные глаза размещены самым неожиданным образом – в ухе (разумеется, стеклянном), как кольцо на пальце, между губами – как пузырь жевательной резинки. Рядом с глазами – более безобидные и более функциональные бусы, украшения, цветы – красивые, изящные, элегантные. А напротив цветов – деревянная стена, по которой, как по вертикальному лугу, разбросаны простые домики из матового стекла. Что это такое? Ответ приходит через минуту – конечно же, кибуц, одинаковые призрачные дома, за белыми стенами которых течет семейная жизнь, должная быть прозрачной, но скрытая хрупким стеклом.

Но чем прятаться за стенами, лично я бы спряталась в куче закрученных ветром стеклянных осенних листьев на тонких золотых черенках, или, представив себя кошкой, свернулась бы уютно в одной из красивых ваз, гладких чаш, на роскошном блюде. Но есть и такие экспонаты, на которые даже кошке не улечься: вертикальные плоские стеклянные панно, тонкие фигуры, барельефы и сказочные картины на стекле Сергея Бунькова, работающего с цветными пигментами и рисующего на оборотной, изнаночной стороне стеклянного полотна.

На выставке – разнообразие колец и браслетов (а в соседнем павильоне открыта выставка украшений, где есть изделия из стекла: преемственность и взаимозаменяемость). Около браслетов нельзя не остановиться – круг привлекает, а вслед за ними следуют мятые бутылки, пожухлые листья, летние цветы, ангелы небесные, люди земные, стеклянный граммофон, кружевное блюдо, дома и посуда, глаза и руки, поп-арт, эскапизм и классика. Вещи обыденные и декоративные, функциональные и абстрактные, крошечные, в полтора сантиметра, и монументальные. Новые технологии и новые идеи: цветы, похожие на ежей, вазы – на кораллы, квадратные шары, овальные кубы, шаржированные типы, нарисованные на оконном стекле – все, что можно сделать из этого текучего, плавкого, твердого, хрупкого и вечного материала, особенно если его не бить о каменный пол с размаха.

Часть участников выставки – выпускники Академии искусства и дизайна «Бецалель» (Иерусалим), и не только специалисты по стеклу, но и художники, графики, керамисты, архитекторы. Появившиеся в 1960-е годы современные методы обработки стекла в Израиле развились лишь в последнее время, в частности благодаря тому, что в «Бецалеле» открыли отделение художественного стекла, оборудовали стеклодувную мастерскую и галерею, проводят курсы по различным техникам обработки стекла. Именно в 1960-е годы с развитием новых технологий обработки стекла стали появляться абстрактные изделия из этого столь знакомого материала, который так легко может ввести зрителей в заблуждение своей мнимой хрупкостью.

Биеннале израильских ювелиров – «Небо и земля».

На выставке «Небо и земля» – четвертом израильском биеннале ювелирного искусства, в котором в этом году участвуют 50 ювелиров, дизайнеров и художников, чьи изделия по замыслу куратора объединены девизом «Материал и душа», демонстрируются украшения из стекла, похожие на представленные на выставке «Хрупкая реальность», и множество других, не похожих ни на что.

«Если душу можно выразить в стекле, то почему нельзя выразить самого себя в украшениях?» – такой вопрос задал и сам же утвердительно на него ответил куратор выставки профессор Йорам Вардимон, лауреат Премии Израиля за 2007 год в области дизайна, декан факультета дизайна в "Шенкар" институте им. Шенкар. Йорам Вардимон считает (и справедливо), что в любом ювелирном изделии можно отразить небо и показать землю, выразить в форме антиформу, лицевую сторону и изнанку, духовное и приземленное, ремесло и высокое искусство.

«Земля и небо – это не просто лозунг, – говорит Йорам Вардином, – Это способность выразить в крошечных объектах глобальную тему, конкретизировать в малом большое, выразить индивидуальность, душу, наши представления о мире, наше будущее».

Кто-то относится к кольцу как к источнику света, кто-то собирает цепочку так, что форма ее звеньев изменчива, третьи плетут небо из золотой сетки, а четвертые складывают буквы в форме ожерелья. Есть изделия, напоминающие археологические находки, а есть и такие, которые хочется сравнить с компьютерными чипами. Изделия драгоценные, будничные, аллегоричные, а есть и такие, в которые ювелиры «вкропали» цитаты из «Имя розы» Умберто Эко.

Большинство участников четвертого израильского биеннале ювелирного искусства не забывают о классике, используя, в основном, для своих изделий материалы дорогие, золото и серебро, комбинируя матовую шероховатость и роскошный блеск с материалами более «низкого» дешевого происхождения – сталью, железом, медью, нейлоном, стеклом, фанерой и даже с прессованными жестянками из-под кока-колы. Драгоценные камни на обрывках картона смотрятся еще дороже, чем они есть на самом деле. Да и кто решает, что дешево и что дорого?

Маша Хинич