Живопись

Культура21 июля 2009 года

Ставя своей целью создание "оригинального еврейского искусства" путем синтеза европейской техники письма и ближневосточной орнаменталистики, объединившиеся вокруг академии "Бецалель" художники первоначально уделяли основное внимание созданию полотен на библейские сюжеты, в которых романтизированное прошлое перекликалось с утопическим будущим, 
причем натурой им служили представители еврейских общин Востока и местные бедуины. Типичными для этого периода являются картины Шмуэля Хиршенберга (1865– 1908), Эфраима Лилиена (1874– 1925) и Абеля Панна (1883–1963).
На первой крупной выставке, состоявшейся в 1921 г. в башне Давида в Иерусалиме, были представлены главным образом выпускники академии "Бецалель". Но вскоре национально-эпическому стилю, культивировавшемуся в стенах академии, был брошен вызов как молодыми художниками в самой академии, так и вновь прибывшими мастерами. Они обратились к поискам таких средств выражения, какие бы удовлетворяли требованиям нового искусства, названного ими в отличие от "еврейского" – "ивритским". В попытках найти себя и выразить свое видение страны как источника национального обновления они изображали повседневную реальность Ближнего Востока, особо выделяя яркость света и радужные тона ландшафта. Концентрируя свое внимание на экзотических сюжетах, как, например, незатейливый быт арабов, они применяли в основном примитивную технику, что особенно заметно в работах Исраэля Пальди, Ционы Тагер, Пинхаса Литвиновского, Нахума Гутмана и Реувена Рубина. К середине 20-х гг. многие из художников, оставив Иерусалим, переехали в молодой и более динамичный Тель-Авив (основан в 1909 г.), который стал центром активной художественной жизни страны.

В 30-е гг. израильская живопись испытывала сильное влияние западных новаторских течений начала века, наиболее мощным из которых оказался экспрессионизм, зародившийся в Париже. Так, в работах Моше Кастеля, Менахема Шеми и Арье Ароха прослеживается тенденция к изображению эмоционально насыщенной действительности с элементами мистицизма, что достигается путем визуальных искажений. И хотя интерес к изображению природы Израиля и его людей сохраняется, но утрачивается эпический стиль и восточный колорит, мусульманский мир совершенно исчезает из творчества этих художников. Идеи немецкого экспрессионизма привезли с собой художники, бежавшие из Германии от набиравшего силу нацизма. Вместе с переехавшими в Иерусалим за 10–20 лет до того Анной Тихо и Леопольдом Кракауэром, эта плеяда художников (среди них Герман Штрук, Мордехай Ардон и Яаков Штейнгардт) посвятила себя изображению Иерусалима и окрестных холмов новыми средствами. Вклад этих мастеров в развитие израильского искусства весьма весом во многом благодаря роли Ардона и Штейнгардта, которые руководили академией "Бецалель" и воспитали новое поколение художников.

Реувен Рубин

Реувен Рубин

Ури Лифшиц

Ури Лифшиц

Разрыв с Парижем в годы 2-й мировой войны и трагедия Катастрофы привели к тому, что часть художников, включая Моше Кастеля, Ицхака Данцигера и Аарона Кахана, подхватили ставшую популярной идеологию кнаанизма и, возрождая древние мифы и языческие мотивы, провозгласили себя наследниками древнего Ханаана. Другие художники, такие, как Нафтали Безем и Авраам Офек, под влиянием Войны за независимость (1948 г.) восприняли воинственный стиль с недвусмысленным социальным содержанием. Наиболее значительным явлением этого периода стала группа "Новые горизонты". Она ставила перед собой задачу освободить израильскую живопись от налета провинциализма и буквализма, вывести ее на уровень современного европейского искусства. В группе сосуществовали два течения. Лидером одного из них был Йосеф Зарицкий, для творчества которого характерна атмосфера лиризма, возникающая из легко узнаваемого местного пейзажа и холодной палитры красок. Его манеру подхватили другие художники, наиболее заметными из которых стали Авигдор Стемацкий и Йехезкель Штрайхман. Во главе второго течения стоял Марсель Янко. Он получил образование в Париже и стал одним из зачинателей дадаизма. "Новые горизонты" не только легитимизировали абстрактное искусство в Израиле, но и сделали его главенствующим направлением в израильской живописи вплоть до начала 60-х гг.
Художники 60-х годов стали связующим звеном между "Новыми горизонтами" и художниками следующего десятилетия. Абстракционисты второго поколения (Рафи Леви, Ури Лифшиц, Авива Ури, Леа Никель и др.) бросили вызов лирическому абстракционизму с его тщательно выверенными мазками и, в поисках собственных средств выражения, использовали разнообразные экспрессивные и фигуративные стили, заимствованные из зарубежных школ. Большое влияние на них оказали Штрайхман и Стемацкий, преподававшие в институте "Авни" в Тель-Авиве. В академии "Бецалель" было велико влияние Ардона прежде всего в том, что касалось тематики и техники письма, наглядным примером чему может служить творчество Авигдора Ариха, создавшего художественный мир, исполненный напряженного нравственного содержания, а также возврат к фигуративному стилю с традиционными еврейскими сюжетами и сюжетами Катастрофы, как это видно на полотнах Йосла Бергнера, Шмуэля Бака и других.
Новатором в оптическом и кинетическом изобразительном искусстве стал Яаков Агам, чьи работы выставлялись во многих странах.

Если условная манера письма, отсылавшая к местной традиции абстракционизма, была атрибутом минималистского искусства 70-х гг., то для таких художников, как Ларри Абрамсон, Моше Гершуни, творивших в тот же период, характерно обнажение идеи. Художников 80–90-х гг. отличает стремление к творческому эксперименту, индивидуализм, поиск новых тем, желание придать своим произведениям национальный характер. Современные направления в живописи стремятся расширить рамки израильского искусства как уникальной формы выражения еврейской культуры и как действующего компонента современного западного искусства, вывести его за пределы традиционных концепций и материалов. Техника письма совершенствуется, используются новые приемы и материалы, в поисках персонажей авторы обращаются как к национальным, так и общечеловеческим мотивам, библейские сюжеты сочетаются с современными приемами изображения человеческих эмоций – страха или отчаяния. В работах современных художников, таких, как Пинхас Коэн-Ган, Дганит Берешт, Габи Класмер, Циби Гева, Цви Гольдштейн, Давид Риб, и других, прослеживается стремление к национальной самоидентификации и использованию традиционных концепций и одновременно динамизм, ориентация на достижения западной культуры.

(c) All photos are curtsey of Israeli Government Press Office. All rights reserved.