«… Извлечь еврея из гетто, а гетто изгнать из еврея» – штрихи к портрету Зеэва Жаботинского

История03 августа 2016 года

Владимир (Зеэв) Жаботинский (1880 – 1940) – крупнейшая фигура современной еврейской истории, один из отцов сионизма, основатель ревизионистского движения, организаций «Иргун» и «Бейтар». Он оставил значительный след в истории и как писатель, журналист, переводчик.

Но, пожалуй, одной из важнейших его заслуг является его огромное влияние на формирование национального самосознания еврейского народа в начале прошлого века. Его участие в сионистском движении было в первую очередь деятельным. Вот всего лишь несколько примеров.

В преддверии празднования Пасхи в 1903 году в Одессе, где в тот момент жил Жаботинский, пошли слухи о готовящемся погроме. Жаботинский призвал еврейскую молодежь «не подставлять шею под нож» – создавать отряды самообороны. Он организовал сбор средств для приобретения оружия, печатал листовки.

Когда началась Первая мировая война Жаботинский вновь выдвинул идею о необходимости создания еврейской вооруженной военной силы и призвал к формированию еврейской армии в состав сил Антанты. Задачей такой армии он видел освобождение Эрец-Исраэль от турецкого владычества и в дальнейшем – основание государства. Во время своего пребывания в Египте он совместно с Иосифом Трумпельдором вплотную занялся формированием Еврейского легиона в составе британской армии. Более того, он сам вступил в ряды первого еврейского батальона в 1917 году и принимал участие в боях.

На протяжении всей жизни им владела идея, согласно которой еврейский народ должен сам себя защищать, не полагаясь на власти стран проживания. В начале 1920-го года, уже живя в Эрец-Исраэль, Зеэв Жаботинский создал отряды самообороны во время арабо-еврейских столкновений. Британские власти, под чьим протекторатом в тот момент находилась Эрец-Исраэль, не потерпели подобного «самоуправства». Жаботинский был арестован, отправлен в крепость в Акко и приговорен к 15 годам каторги. Вскоре приговор был отменен под давлением влиятельных еврейских кругов в Эрец-Исраэль и за границей.

1923 годом датируется основание Зеэвом Жаботинским молодежного движения «Бейтар», учрежденного в память о легендарном герое Иосифе Трумпельдоре, погибшем тремя годам ранее в битве за Тель-Хай. Эта организация ставила своей задачей воспитание подрастающего поколения духе первопроходцев и воинов. Движение «Бейтар» зародилось в Риге и с самого начала своего существования было тесно связано с идеями Жаботинского. В числе постулатов движения была обозначена идея преданности государственной идеологии, а не классовой борьбе – и в этом коренное отличией «Бейтара» от других еврейских молодежных движений той эпохи.

Говоря о его видении будущего национального очага для еврейского народа, следует отметить, что Жаботинский с самого начала не поддерживал предложенный Герцлем «План Уганды» и ратовал за создание государства в Эрец-Исраэль. При этом он всегда относился к Герцлю с огромным почтением. После их единственной встречи на Шестом сионистском конгрессе Жаботинский написал: «Герцль произвел на меня громадное впечатление. Лишь здесь я осознал, что предо мной стоит великий человек, пророк и лидер, за которым я готов следовать даже по неверному пути».

«Обязательным связующим звеном между индивидуумом и нацией является язык, на котором он привык мыслить и чувствовать».

В отличие от других деятелей сионистского движения, Жаботинский не разделял понятия политического и духовного сионизма. Для него главной объединяющей духовной силой еврейского народа всегда был возрожденный иврит. Он говорил о том, что именно иврит является связующим звеном с прошлым и мостом в будущее, называл его «объединяющим началом в истории еврейского народа». Жаботинский активно занимался распространением иврита. Он переводил русскую и мировую классику, публиковал статьи и эссе на языке Книги. В 1911 году в родной Одессе он основал издательство под названием «Тургман» («Переводчик»), которое занималось публикацией шедевров мировой литературы в переводах на иврит. Этим его деятельность по популяризации иврита не ограничилась. Он добивался введения в программу еврейских школ предметов на иврите, вначале частично, а затем полностью. В нескольких странах Восточной Европы по инициативе Жаботинского была создана система еврейских школ «Тарбут», где преподавание велось на иврите. В годы жизни в Эрец-Исраэль Зеэв Жаботинский возглавлял организационный отдел по созданию университета в Иерусалиме (впоследствии Еврейского университета, одного из ведущих мировых вузов).

Интересно его участие в так называемой «языковой войне». Среди евреев, живших в первые десятилетия в Эрец-Исраэль, определенная часть занимала скептическую позицию в отношении иврита как языка науки. Они готовы были признать за ивритом право на разговорную и литературную практику, но считали, что изучать химию и геометрию на языке Торы невозможно. Жаботинский активно противостоял этой позиции.

«Окончательной целью сионизма является создание национальной культуры, которая наделит весь мир своим величием».

Это был человек, обладавший огромным багажом знаний, владевший множеством языков, из которых по меньшей мере шестью-семью на уровне родного. И если уж зашла речь о его родном языке: у него их было три – идиш, иврит и русский. На русском он написал свои крупные литературные произведения, на иврите опубликовал главные программные статьи. Кроме того, Жаботинский блестяще владел итальянским, французским, английским и немецким.

Зеэв Жаботинский обладал блестящим аналитическим умом и историческим бесстрашием. Именно эти два качества позволили ему предвидеть и озвучить то, о чем остальной мир боялся говорить: угрозу будущего Холокоста.

В 30-е годы, сразу после прихода к власти Гитлера, Жаботинский заговорил об опасности, исходящей от нацистской Германии. Он призывал к всемирному бойкоту ее товаров, но его голос тогда не был услышан. В середине десятилетия он постоянно напоминал о том, что евреям необходимо репатриироваться на историческую родину, призывал «уничтожить изгнание, пока оно не уничтожило нас». Он предлагал провести переговоры с польским правительством и организовать репатриацию полутора миллионов польских евреев. Но у него было слишком много противников – «Белая книга» британских властей Палестины и определенные круги в еврейских и сионистских организациях, опасавшиеся усиления антисемитизма в Европе. Тогда Жаботинский, следуя собственному кодексу чести и идее деятельного сионизма, сам занялся организацией репатриации европейских евреев. В во второй половине 30-х годов с помощью организаций «Бейтар» и «Эцел» в Эрец-Исраэль перебрались десятки тысяч евреев и таким образом были спасены от печей крематориев и массовых расстрелов.

Некоторые круги в Эрец-Исраэль в определенный период высказывали идеи сотрудничества с нацистским режимом, видя в этом гипотетическом союзе возможность противостояния Британской империи, препятствовавшей созданию национального очага. Но Жаботинский предостерегал соотечественников от исторической слепоты и наивности.

«Мы обязаны вернуть сионизму те политические основы, которые были забыты и заброшены после смерти Герцля».

Зеэв Жаботинский считается основателем ревизионистского движения в сионизме, которое отвергало социалистические идеалы и ставило во главу угла национальные приоритеты, идею создания дома для еврейского народа в Эрец-Исраэль.

Жаботинский придерживался принципов европейской демократии, предполагающей защиту интересов личности:

«Государство должно служить гражданину, а не наоборот. Демократия – это свобода. Там, где не обеспечена свобода личности, нет и демократии».

 

 

Источник иллюстраций – Википедия.

 

Читайте также:

История семьи Бау: торжество любви над смертью и страхом

Новости математики

Биомеханика как модель мироздания: новая выставка в Иерусалиме