Наполеон у стен Акко: к 220-летию знаменитой осады

История22 мая 2019 года

Есть в израильском северном городе Акко (на европейских языках его называют Акра) ничем не выделяющийся каменистый холм, заросший сорняками. Единственный отличительный элемент этого холма – хорошо узнаваемый силуэт всадника на коне в знаменитой треуголке. Шутки ради императору Франции вручили израильский флаг. За что Наполеон Бонапарт удостоился этого скромного памятника на земле Израиля?

 

Ответ на этот вопрос содержится в истории более чем двухсотлетней давности.

Вот как это было. На рубеже XVIII и XIX веков Наполеон Бонапарт отправился в завоевательный поход по Северной Африке и Ближнему Востоку. В его планы входил Египет, Сирия, Османская империя.

19 марта 1799 наполеоновская армия расположилась на склоне горы Турон, откуда отлично просматривался город, окруженный крепостной стеной, возведенной за полвека до этих событий бедуинским правителем Галилеи Дагиром аль-Умаром и впоследствии укрепленной османским наместником Ахмедом аль-Джаззаром. Этот холм впоследствии получил название Гив’ат Наполеон (холм Наполеона). С другой стороны городские стены выходили прямо в море. Перед началом противостояния силы распределялись следующим образом: у Бонапарта было от девяти до тринадцати тысяч солдат и 42 артиллерийских орудия (затем арсенал пополнился еще шестью пушками). Защитники крепости (войска Аль-Джазара и его британских союзников) располагали пятью тысячами воинов, 250 орудий и боевыми кораблями под командованием адмирала Уильяма Сиднея Смита.

Осада длилась 62 дня. Противостояние включало несколько морских боев, битву за гору Тавор и многочисленные попытки штурма крепости. И все же главной войной стала война инженерных войск. Не последнюю роль в поражении Бонапарта в этом сражении сыграл еврей Хаим Фархи, специалист по логистике и строительству защитных сооружений. Именно он посоветовал Джаззару возвести дополнительную стену в оборонительной системе крепости. И когда французы, понеся большие потери, наконец-то пробили брешь в крепостной стене и собирались ворваться в город, они обнаружили еще одно препятствие. По мнению некоторых историков, это и стало той самой «соломинкой, сломавшей спину верблюда».

Поначалу Наполеон был уверен в легкой и скорой победе. На всю Эрец-Исраэль, а заодно прилегающие к ней Сирию и Ливан он отводил несколько недель. И поначалу у него были все основания для такой уверенности: ведь древнюю Яффу он захватил всего за три дня. Но если предыдущие победы доставались Бонапарту легко, то Акко стал для него тем самым «крепким орешком», который заставил будущего императора поумерить амбиции. Войска аль-Джаззара при поддержке английского флота дали отпор завоевателю, который, простояв под стенами крепости два месяца и потеряв при этом значительную часть своей армии, вынужден был отступить.

Спустя два месяца после первой попытки захватить Акко осада была снята. Наполеон потерял по разным источникам от 500 до 2300 человек, включая трех генералов, в том числе легендарного полководца Луи Мари Максимильена де Каффарелли дю Фальга. В одном из сражений он был ранен выстрелом снайпера и умер от заражения крови. Его могилу можно видеть на кладбище французских солдат в Акко. Кроме того, потери французов исчислялись 2500 раненых, из которых впоследствии 700 человек умерли и 800 вернулись в строй. Потери турецких защитников крепости были еще более серьезными: около десяти тысяч убитыми, ранеными и пленными.

И все же для турок и англичан это была победа, а для Наполеона – поражение. Он вынужден был вернуться сначала в Египет, а потом и вовсе во Францию, отказавшись от амбициозных планов на Индию и завоевание Европы с юго-востока через Стамбул. И кто знает – не сломайся его воля под крепостными стенами Акко, вся мировая история была бы написана совсем другими чернилами.
Будущий французский император, возлагавший большие надежды на свой ближневосточный поход, вынужден был признать поражение, отступить от крепостных стен и направить свои взоры на иные страны в иных широтах.

Очень часто в подобных случаях мы задаемся вопросом: хорошо ли это для евреев? Существует легенда, подкрепленная свидетельствами нескольких историков, согласно которой во время осады Акко Наполеон Бонапарт подготовил некий документ, в котором призывал вернуть Эрец-Исраэль (Страну Израиля) евреям и создать на этой земле самостоятельное государство для еврейского народа.

«От Бонапарта, главнокомандующего армиями французской республики в Африке и Азии, — законным наследникам Палестины.

Израильтяне – уникальный народ, на протяжении тысячелетий лишённый земли своих предков, отнятой завоевателями и тиранами, но не утративший ни своего имени, ни национального существования! Внимательные и беспристрастные наблюдатели судеб народов, даже если они не обладают провидческим даром Израиля и Йоэля, убедились в справедливости предсказания великих пророков, возвестивших накануне разрушения Сиона, что дети Господа вернутся на родину. Поднимайтесь! Покажите, что вся мощь ваших угнетателей не смогла убить мужества в наследниках героев, которые сделали бы честь Спарте и Риму. Час пробил! Поспешите! Он может больше не повториться ещё тысячу лет. 1 флореаля VII года французской республики (20 апреля 1799 г.)».

Существовал ли на самом деле этот документ, вопрос спорный. Впрочем, хорошо известно, что Бонапарт неоднократно делал устные заявления о праве евреев на свою историческую родину, а также во всех завоеванных им странах декларировал принцип еврейской эмансипации. В числе его соратников было немало евреев, наиболее известные – художник Д. В. Денон (1747–1825; в 1803–14 гг. главный директор императорских музеев) и профессор восточных языков Ж. М. Вентуре (1739–99). Среди евреев, служивших в армии Наполеона, было два генерала: командир первой кавалерийской бригады, бригадный генерал Ж. Вольф (1776–1848) и генерал-майор А. Роттенбур. По некоторым данным, еврейского происхождения были маршалы А. Массена (1758–1817) и Н.-Ж. Сульт (1769–1851) (источник – Электронная еврейская энциклопедия ОРТ).