На кофе в «Бабель»

На вывеске этого книжного магазина написано: «Бабель». Книги, кофе, атмосфера». «Бабель» потому, что это имя их любимого писателя. А кофе и атмосфера – часть концепции.
Впрочем, о концепции мы не говорили, говорили о радости, о бесстрашии, о праве на риск. Вы думаете, что рискуют только альпинисты или врачи-инфекционисты? Тогда вы не знаете, что значит открыть в самом центре Тель-Авива магазин русской книги в 2016 году.

Если быть уж совершенно точными, то магазин «Бабель» открылся в самый канун года. То есть практически в новогоднюю ночь. Как раз в это день в Израиль прилетела новая репатриантка Елена Цагадинова, в прошлом редактор службы новостей российского телеканала «Культура». Ее муж, писатель Евгений Коган уже ждал ее на месте – в только что открывшемся магазине русской книги «Бабель».
Что заставило этих двух молодых, но вполне состоявшихся людей заняться книготорговлей в то время, когда во всем мире бумажная книга уступает место электронной? Почему именно в Тель-Авиве, где и так переизбыток магазинов, торгующих книгами, особенно книгами на русском языке? И вообще, зачем сегодня нужен офф-лайновый книжный магазин, когда все что угодно можно заказать в интернете и получить по почте?

Ответ, предположительно, кроется в той самой «атмосфере», что заявлена на вывеске. Кофе опционально, по желанию.

«Я уверена, что бумажная книга не умрет, – говорит Елена. – Мы же не одни такие».
Хочется задать вопрос: какие? Но ответ ясен и так: люди, которые любят книги, а не просто тексты.

Как родилась идея открыть книжный магазин?

- В Москве нам бы не хватило смелости, там все намного сложнее. А когда стали собираться в Израиль и думать о том, чем бы хотелось заниматься, то мысль о магазине с каждым разом становилась все более привлекательной. Я еще работала на канале «Культура», когда случайно прочла интервью с владелицей русского книжного магазина в Цюрихе. И тогда я подумала: почему бы не открыть книжный магазин в Тель-Авиве? В Израиле гораздо больше, чем в Швейцарии, людей, любящих хорошую книгу. Во всяком случае, так нам тогда казалось.

…Целый год в Москве мы с Женей говорили о том, как откроем свой магазин. Обсуждали вдвоем, ни с кем не делясь, это была наша тайна. За полгода до репатриации составили список книг, которые появятся в нашем магазине. Ничего тогда не знали о конъюнктуре, о рынке, выбирали книги, которые любим сами. Представляли себе будущее помещение. Бывая в разных странах, заходили в маленькие книжные магазины, примеряя на себя, обращали внимание на то, как организовано пространство, как строится общение с покупателями. Одним словом, выращивали нашу мечту.

Женя приехал первым – в сентябре 2015 года. За три месяца нашел помещение – в точности такое, о каком мы думали. Рядом Алленби – «книжная» улица. Стена из стекла. Помещение оказалось даже лучше, чем мы представляли: здесь есть второй этаж, о таком подарке мы и не мечтали.

Как вы его используете?

- Проводим мастер-классы, там же открыт коворкинг – это когда люди, например, фрилансеры приходят со своими ноутбуками работать: платят небольшие деньги, и их всегда ждет рабочее место в самом центре Тель-Авива плюс кофе.

Книги в наше время – удовольствие не из дешевых. Какова ваша ценовая политика?

- Мы стараемся держать цены ниже среднерыночных, но при этом не работать себе в убыток. И мы очень хорошо понимаем, что здесь не заработаем больших денег. Нужно просто любить то, что делаешь, и хотеть это делать. В первую очередь это должно приносить радость. Нам в этом отношении повезло. Магазин открыт каждый день с 10 утра до 9 вечера, и каждый день нам в радость.
Многие крутили пальцем у виска, когда слышали, что мы собираемся открыть в Тель-Авиве книжный магазин. Но мы же не восторженные идиоты, которые не умеют считать деньги. Мы отлично понимаем, что рискуем.

Все книги в «Бабеле» в одном-двух экземплярах, больше держать просто негде. Список они составляли еще в Москве, но рынок вносит свои коррективы.

- Для нас было неожиданностью, что литература о Холокосте почти не пользуется спросом. А вот детские книги идут нарасхват – значит, людям важно сохранить русский язык у детей и внуков.

Кто ваши покупатели?

- Невозможно составить единый обобщенный портрет. Недавно приехавшие, «старая алия» 1970-х, репатрианты 1990-х. Приходят даже люди, не знающие русского языка, чтобы выбрать книгу в подарок родственнику или другу. Со временем мы хотим сделать полку переводов русских писателей на иврит. На днях зашел человек, который изучает русский язык самостоятельно с помощью приложений в мобильнике. Или, заходили в магазин две девушки – они признались, что давно ничего не читали и очень хотят начать. Мы им помогли выбрать книги, они ушли, как нам кажется, довольными. Одним словом, нет «основного покупателя», но уже есть постоянные.

А что же с ивритом?

- Учимся по очереди. Пока в ульпан ходит Женя, я занимаюсь по вечерам. Одновременно нельзя, иначе будет как в анекдоте: «А кто в лавке остался?»

В «Бабеле» чуть ли не с первого дня проводятся и разнообразные встречи. Магазин существует всего четыре месяца, а здесь уже выступили Лев Рубинштейн, Сергей Гандлевский, Максим Кронгауз, Михаил Гробман, Елена Макарова, Ирина Врубель-Голубкина и другие. В такие вечера люди сюда набиваются «под завязку».

Удивительно, но по словам Лены, их небольшое помещение способно вместить до пятидесяти человек, правда, не всем достаются сидячие места.

Крупнейшие писатели, литературоведы, искусствоведы приходят в «Бабель». Валентина Полухина – исследователь творчества Бродского – представила свою новую книгу. Побывала в «Бабеле» и дочь Бродского Анастасия Кузнецова. По словам Елены, это была удивительно теплая встреча с почитателями таланта великого русского поэта. Подобные «звездные» визиты сопровождаются аншлагами, но стоит обратить внимание и на менее известных, но не менее интересных выступающих. 3-4 раза в неделю в этом магазине на улице Йона ха-Нави допоздна горит свет и через стеклянную стену хорошо видно, как десятки людей внимательно слушают рассказчика.

И еще один немаловажный штрих, формирующий атмосферу этого места: на полках в «Бабеле» вы не увидите (или почти не увидите) так называемую «массовую» литературу – книги-однодневки, детективы невысокого пошиба, «дамскую» литературу. При этом целая полка выделена под хорошую женскую прозу: здесь и Улицкая, и Токарева, и Дина Рубина, и пока малоизвестная, но очень талантливая Гузель Янхина.

«У нас свой рейтинг, – улыбается Лена. – Вот, например, малоизвестный автор «серебряного века» Михаил Фроман. Он считается «писателем второго ряда», а ведь это очень хорошая проза. У нас раскупают те книги, которые мы любим и о которых рассказываем – на странице в Facebook или лично человеку, зашедшему к нам. Вообще, чтобы книги продавались, их нужно продавать – любить, рассказывать про них, делиться собственными впечатлениями. Несмотря на распространенное мнение, людей, которые любят бумажные книги, много, и мы всех их ждем в «Бабеле».

 

 

Читайте также:

Праздник книги для народа Книги

Ректор израильского университа – репатриант из бывшего СССР

Биомеханика как модель мироздания: новая выставка в Иерусалиме