Найти свою тропу

Достижения репатриантов11 августа 2015 года

Когда мы читаем о художниках прошлого, очень часто встречаем выражение «творческий путь». При этом порой не задумываемся о том, что же такое этот самый «творческий путь» и как сам художник его проходит. Ведь творческий путь – это совсем не гладкая автострада, по которой можно двигаться со скоростью спортивного автомобиля. И даже не мостовая для рессорного экипажа. Чаще всего это тропа, по которой мастер идет сам, первым прокладывая себе дорогу, рискуя заблудиться и пропасть. Но если будет упорным в своем пути и если еще ему чуточку повезет, – непременно выведет его тропа к сияющим высям.

Но довольно патетики, поговорим о вещах земных и понятных.

«Тропы» – так называется двойная выставка двух очень интересных израильских художников, Тэнно Соостера и Сергея Бунькова, которая откроется 5 сентября в Хайфе в Доме художника имени Марка Шагала.

За несколько недель до этого события мы встретились с обоими художниками, чтобы узнать, как идет подготовка к выставке.

Название их первой совместной выставки как нельзя лучше отражает их взаимоотношения. «Каждый из нас движется своим путем, у каждого своя тропа, при этом лес, в котором наши тропы могут встречаться и пересекаться, у нас один».

Сергей Буньков так интерпретирует свою «тропу»:

«Я начинаю рисовать, довольно смутно представляя себе, что получится в конце концов. Мне важно до конца не понимать, что я делаю. Если я увижу «концепцию» в начале работы над картиной, я ее бросаю. Это подобно тропинке в лесу: не знаешь, что ждет тебя за поворотом».

Сергей Буньков. Без названия

 

Тэнно Соостер – полная противоположность:

«У меня вся картина вначале складывается в голове, и лишь потом я переношу ее на бумагу. Порой накопление происходит довольно долго, зато потом работа идет быстро и остается только прорабатывать детали».

Тэнно Соостер. Coca-cola

Идея провести совместную выставку родилась около года назад. Оба художника довольно давно и пристальным вниманием наблюдали за творчеством друг друга. Но возможность реального (как еще сегодня говорят, невиртуального) знакомства представилась им сравнительно недавно – пару лет назад.Они участвовали в групповой выставке, куратором которой был известный израильский художник Александр Ганелин. Там и познакомились. С этого и началось их творческое содружество и человеческая дружба.

 

Сергей Буньков. Без названия

Они очень разные и по темпераменту, и по художественной манере. Соостер по-эстонски сдержан и немногословен, а в его работах заметна тщательнейшая проработка деталей, скрупулезная работа над линией и штрихом. Буньков – балагур, постоянно сыплет шутками и работает очень быстро.

Оба художника очень разные, у каждого ярко выраженная индивидуальность, при этом немало объединяющих моментов.

 

Тэнно Соостер. Limacon

Сами себя художники называют представителями третьей волны русского авангарда, хотя при этом отмечают, что какие бы то ни было рамки – лишь условность, своего рода перекличка с тем или иным направлением искусстве.

Тэнно Соостер: «Мы часто обращаемся к разработкам авангарда. Так или иначе присутствует перекличка с прошлым или современностью. Это не подражание, а некоторое цитирование, ссылка, реплика, взгляд через слой времен, причем отраженный, рефлексивный взгляд».

И Соостер, и Буньков сознательно отказываются от перспективы. Их образы плакатны, лишены объема, при этом наполнены богатой символикой.

 

Тэнно Соостер. Human Clone III

Еще одно объединяющее свойство двух художников – метафоричность. Их работы заставляют всматриваться, искать и находить двойные и тройные смыслы.

У Соостера часто присутствует повторяющийся мотив, когда внутри животного или птицы изображено другое существо – зародыш животного или человека. По его словам, на эти образы его навели размышления о клонировании.

 

Сергей Буньков. Без названия

У Бунькова метафорика имеет другую основу: она восходит библейским образам ТАНАХа и Нового Завета и органично вписывается в картину современного Израиля. При этом художник уточняет, что у живых объектов его картин ключевые моменты композиции – уши, грудь, голова – берут свое начало из глубокой египетской архаики. «У Тэнно научная, у меня – смысловая», – подводит итог Сергей Буньков.

 

 

Итак, обратный отсчет начался. Открытие выставки – 5 сентября в 11 часов утра в Доме художника в Хайфе. И если в эти дни вы окажетесь в Израиле, не пропустите это событие.

Биографическая справка

Тэнно Пент Соостер родился в Москве в семье знаменитого эстонского художника Юло Соостера, у него же и получил начальное художественное образование, затем посещал студию графики, учился на отделении анимации Высших курсов сценаристов и режиссеров при Госкино. До репатриации в Израиль принимал участие в создании мультипликационных фильмов, был художником-постановщиком спектаклей театра «Зеленая волна».

 

Тэнно Соостер. The Drought

В Израиле Тэнно Соостер продолжил свою работу в качестве художника-мультипликатора, на его счету более двух десятков мультфильмов, анимационных сериалов, компьютерных игр.

На протяжении полутора десятилетий занимался оформлением нескольких русскоязычных периодических изданий, в частности, ведущей в 90-е годы газеты «Вести». Тэнно Соостер хорошо известен в качестве художника-иллюстратора и веб-дизайнера.

 

Тэнно Соостер. Еhe Elephant Skeleton Constructor

Что касается «чистого» искусства: в его послужном списке десятки персональных и групповых выставок в Израиле, России, Эстонии. Его работы хранятся в коллекциях Художественного музея Тарту, в галерее «РомановЪ» и Государственном литературном музее в Москве, в частных коллекциях в Израиле, России, Эстонии, Великобритании, США, Японии, Канаде, Германии, Австралии.

 

Тэнно Соостер. Viana Do Castelo

Известный израильский эссеист, скрывший свое имя под псевдонимом Михаил Не-Коэн, считает, что «творчество Тэнно Соостера значительно выпадает из контекста современного израильского искусства. Ему близки ровесники его отца: Илья Кабаков, Борис Жутовский, Владимир Янкилевский, Виктор Пивоваров, Эдуард Штейнберг – те, кто начинал в годы «оттепели» и заложил основу московского концептуализма. «Я, будучи ребенком, постоянно варился в этой среде. И судя по всему, это стало основой моего собственного творчества. Все говорят, что я вырос из того времени. Я тоже это чувствую. Мои работы основаны на том, что было заложено тогда».

 

Сергей Буньков родом из Биробиджана Обучался в художественной школе в Благовещенске, затем в педагогическом университете в Хабаровске. Несколько лет вплоть до репатриации преподавал в Детской художественной школе Биробиджана, одновременно посвящал много времени собственному творчеству, участвовал во многочисленных выставках и художественных акциях. В эти годы формировался его творческий стиль от абстракционизма и кубизма к сюрреализму и постмодернизму.


Сергей Буньков. Без названия

Уже тогда его работы выставлялись не только в России, но и за рубежом, в частности, в Сан-Франциско и Портленде.

Сергей Буньков репатриировался в Израиль в 1999 году и вскоре стал работать со стеклом. Он создавал совершенно уникальные картины в собственной технике: вначале с помощью пескоструйного аппарата создавался рельеф в толще 8-миллиметрового стекла, затем в эти углубления заливались краски. Его стеклянные картины – это буйство красок, смелые композиционные решения, сквозные образы.

 

Сергей Буньков. Без названия

Нью-Йоркский Corning Museum of Glass назвал Бунькова одним из ста лучших художников мира по стеклу.

 

Несколько лет назад художник прекратил работать со стеклом. Одна из причин – стеклянные картины иногда разбиваются. И несмотря на внушительные суммы страховки, их потеря невосполнима, ведь страховые выплаты лишь возмещают финансовые потери и никак не компенсируют утрату той частицы души, которая была вложена в каждую картину.

Вот что говорит Сергей Буньков о себе:

Сергей Буньков. Без названия

«Я художник сумерек. Помните эти длинные вечера в нашей прошлой жизни? Солнце садится долго-долго. И можно пронаблюдать, как реалистичная картинка превращается в сюрреалистичную, как дерево превращается в сухие руки, тянущиеся к небу, и воздух наполняется ухающими невидимыми существами. Мои работы малопонятны. Порой это нагромождение разных несвязанных символов . Но это лишь на первый взгляд. Когда приходит такой же длинный рассвет, смыслы выплывают из серого и становятся прозрачными и ясными».

 

Читайте также:

Зои Север: нарисовать судьбу

Живые скульптуры Руслана Сергеева

Прогулки по старому Яффо: Часовая башня