Ураганы и молнии в Иерусалиме

Наука и технологии20 мая 2008 года

Наверное, в столице Израиля нет более тихого места, чем кампус Иерусалимского университета в Гиват-Раме. Неподалеку – в каких-то пятистах метрах отсюда – правительственный городок, средоточие министерств и ведомств, здание Кнессета, где почти всегда бушуют страсти, куда приезжают сотни и даже тысячи людей. А здесь, среди высоченных сосен, тишь да благодать. Однако впечатление обманчиво.
 За стеной одного из корпусов, в лаборатории физики атмосферы, сверкают молнии, блуждают и сшибаются облака, зарождаются и атакуют сушу тайфуны.

«Модельеры» из Гиват-Рама

- Правда только на экране мощных компьютеров, с помощью которых мы моделируем и ураганы, и молнии, и облака, – говорит заведующий лабораторией профессор Александр Хаин. Мы знакомы уже лет семь, но не могу забыть, как Александр во время нашей первой встречи объяснял: «Мы – модельеры. Одни создают модели костюмов и платьев, другие – архитектурные модели, а мы моделируем … облака. То есть, в нашем "ателье" разрабатывается та одежда, которую примеряет планета в зависимости от сезона».

Не могу не припомнить того, что профессор А. Хаин, в советском прошлом ведущий научный сотрудник Гидрометцентра РСФСР, в далеком уже 1992 году был приглашен на работу двумя израильскими университетами – Тель-Авивским и Иерусалимским. Выбор его пал на столичный ВУЗ. Итак, профессорское звание, собственная лаборатория – «что надо еще человеку, чтобы спокойно встретить старость?»

Эту мою «киношную» реплику Александр парировал: «Начинали мы, в сущности, с нуля: пустая комната, стол, два стула, единственное, что мне подарили тогда – обычный компьютер. А условие поставили жесткое: во-первых, вести разработку не по старой теме, привезенной из Москвы, а по совершенно новой. Посоветовали: «Не медли. Попытайся (подтекст – «чтобы выжить!") – сделать так, чтобы через два года у лаборатории были опубликованы не менее 3-4 статьи по направлению, которое вы начали в Израиле". Если учесть, что на публикацию в научном журнале требуется минимум год с того дня, как статья написана, то понятно, каково нам пришлось. Правда, тут повезло: мы нащупали актуальную тему – моделирование облаков. А выжили мы благодаря тому, что подобралась весьма замечательная компания – доктор Марк Пинский, тоже бывший москвич, оснащенный уникальными математическими навыками (два года назад он удостоен звания профессора), а чуть позднее, доктор Андрей Покровский – тоже репатриант из бывшего СССР. Четвертый наш партнер – доктор Барри Линн, который 10 лет он назад тоже эмигрировал, правда, из США.

Со временем нам удалось привлечь прекрасных молодых людей – студентов и аспирантов. Кстати, все, что появилось в лаборатории за эти годы – от новой мебели до мощных компьютеров – приобретено на деньги, заработанные нами самими, благодаря грантам. Три гранта от университетов США, два – от отечественной Академией наук. Любое участие в международных конференциях, – признался ученый, – это, в сущности, прелюдия для получения грантов, а попросту – денег на исследования и для подготовки молодых кадров. С этой "тайной" целью мы ежегодно отправляемся за рубеж – в США и Японию, Мексику и Финляндию. А только что я возвратился с международной конференции в Греции, где представлял нашу новейшую разработку».

Как остановить ураган?

И объяснил: «В последние годы мы разработали модели ураганов, которые «выходят» на сушу и хозяйничают там как слон в посудной лавке, – ученый говорил медленно, пытаясь сделать свое объяснение понятным. – Модели показывают, что ураганы, ворвавшись на материк, втягивают огромное количество пыли, по научному – аэрозолей. В результате вокруг ураганов на расстоянии примерно трехсот километров от центра возникает кольцо мощных гроз с молниями, которые видны со спутника. Еще недавно никто не знал, как образуется такое кольцо, в которое как в кокон погружен «глаз тайфуна». После моделирования стало понятно, что это влияние аэрозолей, поднятых ураганом. Оказалось, – и это самое главное, что продемонстрировали наши модели – возникновение такой мощной конвенции на периферии урагана ослабляет его силу. То есть, помимо обычного представления о том, что гигантские вихри ослабевают потому, что когда они выходят на сушу, им не хватает океанской влаги, теперь мы знаем еще один механизм ослабления ураганов – возникновение мощной конвенции по периферии».

Прервем объяснение картинкой. Во время научной конференции когда на экране появились модели развития, усиления и ослабления ураганов, рассчитанные израильскими исследователями, к трибуне подошел известный американский ученый доктор Хадсон, прославившийся тем, что ни один раз на самолетах с риском для жизни «заходил» в "глаз тайфуна" – не ради любопытства, разумеется, а чтобы провести необходимые измерения – и как мальчишка спросил: «Откуда вы это знаете? Как вы увидели безоблачное небо над «глазом урагана» и окружившие его отвесные стены туч, поднимающиеся на 10 – 12 километров?" Этот вопрос знаменитый американец задал не случайно: дело в том, что Хаин и Пинский опубликовали результаты моделирования ураганов гораздо раньше экспериментаторов.

- Разумеется, в науке важно опередить конкурентов…

- Еще важнее предложить выход, особенно там, где ураганы под нежными
женскими именами сметают все на своем пути, приносят неисчислимые беды… На конференции мы сообщили, что нами подготовлен и подан на суд специалистов патент «О возможности искусственного ослабления ураганов». Рассматривается методика погашения силы ураганов принудительно – а конкретно с помощью засева их окраин специальными химикатами с целью усилить конвенцию на периферии". «А насколько дорого обойдется такая технология при внедрении?» – «Ее нельзя назвать дешевой. Требуется производство химических веществ, впрочем, известных практикам, и эскадрилья специальных самолетов. Но это ничто по сравнению с потерями, в том числе и людскими, которые приносят ураганы. Например, США по сей день не могут полностью восстановить Новый Орлеан и его окрестности после урагана «Катрина» в 2005-м году. Впрочем, имена ураганов, посещающих США, а также страны Юго-Восточной Азии мы, к сожалению, узнаем почти каждый день».

- Не хотите ли вы сказать, что иерусалимская лаборатория в самое ближайшее время может стать обладателем еще одного солидного американского гранта?

- Учитывая то, что ежегодные потери хозяйства США от ураганов превышают 2 миллиарда долларов, Конгресс, несмотря на экономический кризис, выделил пару сотен миллионов долларов только на совершенствование раздела «предсказание силы и маршрутов ураганов».

Генеральный договор по этому разделу заключен именно с лабораторией моделирования облаков Иерусалимского университета. Достаточно сказать, что уже сейчас мы получили доступ к одному из американских суперкомпьютеров для интенсификации расчетов.

- Александр, не кажется ли вам странным, что лаборатория, расположенная в столице Израиля, в основном работает на благо других стран?

- Такова современная наука, – ответил профессор А.Хаин, – Впрочем, одно из последних наших исследований уже используется «дома». Мы разработали и опробовали оригинальную методику прогноза наводнений в Израиле. В этом деле важно точно определить место, где выпадут весенние дожди, чтобы знать точно – это ключевое слово – где ожидать наводнения. Повторю еще раз, но по-другому: существенно предугадать не только количество осадков, а важно указать, где выпадет ливень. Подчеркну: новый метод проверен на практике.

…Остается сказать, что летом, когда студенты на каникулах и профессор Хаин и его коллеги свободны от своих преподавательских обязанностей – они отправляются в очередное деловое путешествие. В нынешнем году оно будет почти кругосветным. В июне-августе это США и Канада, в сентябре-октябре – Китай и Япония.

Рувим Линденбойм

Читайте также:

О чем говорят летучие собаки?

Ваня Хейман из Иерусалима – лучший клипмейкер всех времен

Лето. Дети. Динозавры и воздушные шары