Химические связи

Наука и технологии20 июля 2010 года

В одном из отделов разработки компании «Кодак-Исраэль» все говорят по-русски, некоторые познакомились еще в Москве, и большинство из них соединены одной связующей нитью. Это необычная история одной группы химиков. 

Группа химиков «Кодак-Исраэль»

Группа химиков «Кодак-Исраэль»

«Кодак-Исраэль» – компания, занимающаяся разработкой новейших изделий для печатной промышленности. В «Кодак-Исраэль» работают специалисты по оптике, физике, механике, электронике и компьютерному обеспечению. Компания существует с 2005 года.

Как и во многих компаниях хайтека в Израиле, значительная часть работников «Кодака», являeтся уроженцами стран СНГ. Группа химиков, занимающаяся разработкой плат для офсетной печати, состоит из восьми человек, говорящих по-русски. Семеро из них репатриировались в Израиль в 90-е годы, и только руководитель группы, 63-летний Моше Леванон, приехал в 1981 году.

Леванон, заводила группы и человек, стоящий за ее созданием, защитил кандудатскую диссертацию по химии в московском Институте элементо-органической химии Академии Наук СССР. С Эммануэлем Лурье и Владимиром Кампелем, которые учились с ним в одном учебном заведении, он познакомился еще в начале 70-х. В этот период он и Лурье планировали отъезд в Израиль. Но только Леванону удалось выехать из страны. Он поселился в Нес-Ционе и почти сразу нашел работу в Институте им. Вейцмана в Реховоте. В 1985 году оставил институт, перейдя в компанию «Индиго», а оттуда перешел в фирму «Крео» в Лоде. В этой фирме он продолжал работать и тогда, когда она приобрела «Сайтекс», и после того, как была приобретена «Кодаком».

Лурье, которому сейчас 71 год, прибыл в Израиль в 1990 году. Он устроился на работу в Институт Вейцмана, в немалой степени с помощью наставлений и рекомендаций своего давнего друга. Отработав там определенный период, был уволен по сокращению штатов. Когда Леванону в 1997 году было поручено создать отделение химии в компании «Крео», Эммануэль Лурье был первым, кто присоединился к нему.

В 1998 году к ним подключились еще двое работников. Лариса Постель, инженер-химик из Москвы, работала в лаборатории предприятия по производству клея в кибуце Гезер. О «Крео» услышала от своего знакомого, подала свою кандидатуру и была принята. После нее присоединился Леонид Аскадский из Львова. Леонид (59), оказавшийся также специалистом по литографии, «нашелся» случайно во время делового визита Леванона на предприятие в Петах-Тикве. Со стороны производственной линии вдруг послышалась великолепная русская речь, захватившая внимание гостя. Между обоими завязалась беседа, во время которой Леонид поведал о том, что он инженер-металлург. Леванон предложил ему попробовать себя на другой работе. После подачи своей кандидатуры Леонид тоже был принят в химическую группу в «Крео». В 1999 году в этот коллектив вошла Таня Курцер, инженер-металлург, а за ней – Владимир Кампель (63), химик, окончивший тот же вуз в Москве.

Следующим на очереди был Георгий Былин из Белоруссии. Кандидат Химических Наук Былин, известный в своей стране ученый, руководил большой химической лабораторией в Минске. Свое детство он провел среди партизан в белорусских лесах, там он потерял отца. Сегодня, в возрасте 76 лет, он еще работает на полставки в «Кодаке». До этого работал в Институте Вейцмана, а оттуда перешел в научную «теплицу» в Кирьят-Гате. Эммануэль и Владимир были командированы туда, чтобы «вызволить» его и приобщить этого талантливого специалиста к группе, с которой он продолжает работать до сих пор. В 2000 году была принята восьмая и последняя сотрудница, Марина Рубин, химик из Санкт-Петербурга.

Моше Леванон, несомненно, является связующим звеном между всеми членами группы, каждый из которых нашел в ней свое место благодаря его посредничеству и с его помощью. Речь идет о коллективе высокой пробы. Все восемь членов группы каждое утро приезжают на работу из разных мест Израиля. «Героический» Владимир – из Сдерота, Лариса – из Ашдода, Моше – из Нес-Ционы, Эммануэль и Георгий – из Лода, Леонид – из Бат-Яма, Таня и Марина – из Петах-Тиквы.

Когда в «Крео» упрашивали Моше Леванона переехать в Ванкувер (Канада) и создать там химическую лабораторию, он отказался покинуть Израиль. В дальнейшем, когда «Кодак» приобрел «Крео», в Ванкувере закрыли химическую группу, в то время как ее израильский аналог не тронули. «И это, – утверждает Леванон, – только благодаря нашему профессиональному превосходству, которое не нуждается ни в каких дополнительных доказательствах».