Авигдор Либерман: «Мы должны уметь добиваться понимания»

Общество20 сентября 2009 года

Эксклюзивное интервью министра иностранных дел Израиля газете «Вести»
- Господин министр, совсем недавно вы объехали Южную Америку, на днях вернулись из поездки по Африке, тут же отправляетесь на Балканы, а потом, буквально заглянув в Израиль на праздник, улетаете в США, на сессию Генеральной Ассамблеи ООН. Не слишком ли высокий темп взят? 

- А он и не может быть иным у министра иностранных дел. Хотя, конечно, не могу сказать, что это была самая спокойная для меня и моей семьи предпраздничная пора. Скажем, по такому сложному африканскому маршруту – Эфиопия, Кения, Гана, Нигерия, Уганда – израильские летчики еще не летали, а сотрудники службы безопасности еще не имели дела со столь необычной зарубежной поездкой министра. Но я выбрал такую должность и не намерен отсиживаться в кабинете. Наш МИД за последние годы превратился в «министерство по палестинскому вопросу», вместо того чтобы быть настоящим внешнеполитическим ведомством.

Авигдор Либерман

Авигдор Либерман

Мы 16 лет ходим по этому «маршруту», а чего добились? Однако по поводу визитов в страны Африки мне уже не раз задавали странный вопрос: «Зачем нам это нужно?»

- И верно, зачем?

- Я мог бы привести множество аргументов, но приведу только один. За последнее время в Африке побывали с официальными визитами президент и госсекретарь США, президенты России и Франции. Президент Китая за минувшие несколько лет был в Африке четыре раза. Иранское руководство нанесло более двадцати визитов, включая три поездки президента. Не думаю, что Барак Обама, Хилари Клинтон, Дмитрий Медведев, Николя Саркози или Ху Цзиньтао, нашедшие время и силы для африканских вояжей, менее заняты, чем министр иностранных дел Израиля. Нам пора освобождаться от высокомерия, от излишней самоуверенности и всезнайства. На встрече с президентом Уганды я сказал, что израильские официальные лица не были здесь сорок лет. Он поправил: не сорок, а сорок шесть лет – в 1963 году ваши были здесь в последний раз. Они считают, а мы – нет! В Бразилии, стране с 200-миллионным населением, с площадью, в два раза превышающей площадь всей Западной Европы, с одной из самых развивающихся экономик в мире, нас не было 23 года. «О каком взаимопонимании вы говорите, если сами не ведете диалога?» – этот вопрос министр иностранных дел Бразилии задал мне во время приема трижды. В Африке 53 страны – в списке неприсоединившихся государств, а это в полном смысле слова целый третий мир. Но на этом огромном континенте мы до сих пор живем на дивиденды Голды Меир, которая за годы своей государственной деятельности побывала там четыре раза. В 1960-х годах в Израиле было 30 посольств в африканских странах, сегодня их девять. У нас было 230 постоянных представителей в Африке, сейчас их… двое.

- Все это нынешний министр иностранных дел Израиля намерен исправить в одиночку? Кто кроме дипломатов может принять участие в налаживании нарушенных связей?

- В Африку со мной поехали представители 20 ведущих компаний Израиля. В делегации был представлен весь крупный израильский бизнес. В странах Африки с благодарностью принимают помощь, но мы должны выступать не только как помощники, но и как равноправные, заинтересованные экономические партнеры. Уже наметилось немало интересных проектов в области водоснабжения, сельского хозяйства и энергетики, производства продуктов питания и медицины, то есть там, где израильские фирмы и специалисты традиционно сильны. Другой аспект – это, безусловно, безопасность. Налицо проникновение исламских экстремистов в Сомали, Кению и другие африканские страны. Не забыты кровавые теракты, когда от рук мусульманских фанатиков в Африке гибли израильтяне, американцы и граждане других государств. Все это не может не тревожить, и нам по силам помочь своим партнерам в обеспечении безопасности иностранных специалистов, туристов и местных жителей. В Уганде на торжественной церемонии в память о погибших в ходе спасательной операции по освобождению заложников «Энтеббе», которую провел израильский спецназ в 1976 году, я сказал, что эта операция стала доказательством не только нашей решимости и умения бороться с террором и террористами, но и нашего права жить как свободный народ в своей стране.

- Как, по-вашему, должны выглядеть основные изменения внешней политики Израиля?

- Во-первых, надо избавиться от иллюзии, что окончательное или даже промежуточное разрешение палестино-израильского конфликта можно притянуть к какой-либо определенной дате. Да, нам необходим политический диалог с палестинцами, и мы с первого дня заявили, что готовы к контактам. Но кто отказывался и отказывается от них вплоть до сегодняшнего дня? Кто уклоняется от переговоров, выдвигая все новые и новые предварительные условия? Палестинская сторона. Сегодняшние наши отношения с ними помимо практических вопросов включают целый ряд вопросов эмоциональных и потому взрывоопасных. Это вопрос о Иерусалиме, о возвращении беженцев, о признании Израиля еврейским государством. По ним очень трудно ожидать быстрого решения, и надо научиться жить в этих пока еще не окончательно определенных условиях. Так делают многие страны. Скажем, по Нагорному Карабаху консенсуса между Азербайджаном и Арменией нет, но две страны научились как-то жить, понимая, что проблема существует, но не переходя к насильственным действиям. Спор между Англией и Аргентиной по поводу Фолклендских островов тоже до сих пор не разрешился, однако эти государства восстановили отношения, договорившись, что больше не прибегнут к военной конфронтации. Вопрос о Курильских островах также не закрыт, тем не менее ни Россия, ни Япония даже не думают прибегать к силе. Вот и мы должны выдвинуть такое требование к палестинцам: до достижения окончательного урегулирования ни при каких обстоятельствах не переходить к насильственным действиям, не прибегать к террору.

Второе – никаких проявлений терпимости по отношению к антисемитизму и к любым антиизраильским выступлениям. Ведь вопрос не в том, что может или не может публиковать какая-нибудь желтая газета вроде шведской «Афтонбладет». Дело в том, что руководство Швеции было обязано осудить эту намеренно враждебную Израилю, лживую и провокационную антисемитскую акцию. Как это сделало, например, министерство иностранных дел Испании, когда одна из центральных левых газет опубликовала большую статью Дэвида Ирвинга, отбывающего срок тюремного заключения за отрицание Холокоста. Вместо этого МИД Швеции одергивает своего посла в Израиле, выразившую несогласие с публикацией в «Афтонбладет», и твердит о свободе слова. Однако несколько лет назад та же газета отказалась публиковать карикатуры на пророка Мухаммеда, оскорбляющие чувства мусульман. Тогдашний министр иностранных дел Швеции выступила с осуждением публикации этих карикатур в других газетах и объяснила, что свобода слова имеет свои ограничения. Правительство Норвегии объявило 2010 год годом Кнута Гамсуна – писателя, который свою Нобелевскую премию передал Геббельсу, а когда узнал, что Гитлер свел счеты с жизнью, написал некролог, где назвал фюрера «великим борцом за будущее человечества». С подобным использованием двойных стандартов мы не будем мириться ни под каким видом.

Наконец, третье. Израиль не входит ни в один межгосударственный блок, наша страна – не член НАТО, не является частью Евросоюза, не относится к неприсоединившимся странам. Я не понимаю, почему не было приложено особых усилий для создания новых политических рамок, где мы были бы интегральной частью, дабы не оказаться в политической изоляции. Нашим особым отношениям с Соединенными Штатами нет альтернативы, тем не менее не вместо, а вдобавок к ним нам нужно налаживать какие-то свои контакты с иными политическими союзами. Вот удалось же в ходе африканского визита добиться соглашения о сотрудничестве между Израилем и Экономическим сообществом стран Западной Африки в столице Нигерии Абудже…

Нам нужно форсировать отношения с Россией, учитывая, что у России свои интересы, у нас – свои. Китай, Индия, Бразилия сегодня являются для нас более чем важными и интересными партнерами. Я большой сторонник развития связей с балканскими странами, со многими из которых у нас складываются неплохие политические отношения, и было бы логично подкрепить их сотрудничеством в области экономики, сельского хозяйства и других сферах.
Лазарь Данович
"Вести" 16-17 сентября 2009