Город мертвых (из «Маршрутов прогульщика»)

Туризм13 июля 2016 года

«Кто нарушит покой усопших, тот умрет страшной смертью». Древнее проклятие по защите мертвецов от непрошеных гостей. Но не все так мрачно в наше циничное время. Проклятия сбываются не всегда, любопытство побеждает атавистический ужас, а вот название статьи навеяно совсем не Судным днем. 
Городом мертвых, переходом между жизнью здесь – на поверхности земли, и там – в мире загробном, называют комплекс захоронений в Бейт-Шеарим, превращенный в наше время в национальный заповедник и расположенный в Кфар-Амаль около Кирьят-Тивона.

Заповедник «Бейт-Шеарим» с его знаменитым на весь мир некрополем прячется за холмом, тем самым пологим, зеленым, знаменитым и бесчисленное количество раз запечатленным холмом на границе предгорий Нижней Галилеи и Амаким – Изреэльской долиной. Именно на этом пригорке стоит один из немногих (если не единственный) конных памятников в Израиле – памятник Александру Зайду работы скульптора Мельникова. Бронзовый Зайд, еврей-сибиряк, носившийся при жизни по этим холмам с казацкой нагайкой, осматривает долину, охрана еврейских поселений которой стала делом его жизни и стоила ему жизни. Памятник воздвигнут на месте гибели Зайда, еврейского казака, пионера Второй алии, одного из учредителей организации «Ха-Шомер».

 

Пользуясь случаем, напомню (ибо воспоминания, связанные с нашей историей, – одно из многих положительных свойств прогулок по стране), что Александр Зайд родился в Сибири, в местечке Балаганск возле Иркутска в 1886 году. В Эрец-Исраэль прибыл в 1904 году. Работал сельскохозяйственным рабочим в Ришон ле-Ционе и Петах-Тикве. Летом 1906 года Александр Зайд, охраняя виноградники в Зихрон-Яакове, попал в засаду, устроенную арабскими грабителями, получил тяжелые ранения в голову, но не оставил свой пост. В 1907 году вместе с шестью друзьями Зайд создал тайную организацию обороны «Бар-Гиора» и стал первым еврейским стражником в Седжере. В 1909 году принял участие в учреждении организации «Ха-Шомер», ядром которой стали члены «Бар-Гиоры».

В 1916 году Зайд переехал в Верхнюю Галилею, в поселение возле Метулы, из которого в дальнейшем вырос кибуц Кфар-Гилади. В 1926 году он поселился в бывшей арабской деревне Шейх-Абрек (арабы называли опустевший холм, на котором стоял в древности Бейт-Шеарим, Шейх-Абрек – по имени Барака, который сражался вместе с пророчицей Деборой против царя Хацора в Изреэльской долине), где стал ответственным за охрану земель Еврейского национального фонда. В начале 1930-х годов одним из первых обнаружил в этом районе еврейские захоронения в пещерах, что побудило его стать инициатором раскопок в Бейт-Шеарим. Зайд был убит арабами на сторожевом посту в 1938 году.

Такова быль. На деле же, первые археологические исследования в Городе мертвых Бейт-Шеарим проводились еще в 1871 году британским фондом изучения Святой земли. Зайд обнаружил пещеры с некрополем в 1936 году, и действительно, именно благодаря его находкам, начались серьезные археологические раскопки под руководством профессора Биньямина Мазара, нашедшего саркофаги, оссуарии (ларцы для хранения костей умерших), надписи и рисунки.

 

Все это благолепие, пологие холмы и история на 750 дунамах, находятся максимум в полутора часах езды от Тель-Авива.

Еще до въезда непосредственно в заповедник, на улицах мошава можно увидеть развалины ворот и синагог, или просто неидентифицируемые развалины – груды серого блестящего на изломах камня, древние строения немалого даже по современным израильским меркам города, бывшего до своего расцвета в 3-4-м веках небольшим поселением Нижней Галилеи в эпоху Второго Храма и ставшего центром еврейской жизни после восстания Бар-Кохбы (132-135 год нашей эры).

Но как уже было сказано, сейчас Бейт-Шеарим считается городом мертых – городом с системой подземных пещер, катакомб с погребальными нишами, забитыми саркофагами так, что любой может поучиться там логистике древних. Над Городом мертвых растут гранатовые деревья с плодами столь сочного красного цвета, что его следует назвать жизнеутверждающим, и даже в знойные дни осенних праздников там до одури кричат птицы, напоминающие нам, что мы – все еще в мире живых.

 

Первое документальное свидетельство о Бейт-Шеарим относится к концу периода Второго Храма, когда Бейт-Шеарим был центром поместий Береники, дочери царя Иудеи Агриппы. Веками иудеи хоронили своих мертвецов на Масличной горе, напротив ворот, через которые должен прийти Мессия.

Римляне, захватив Иерусалим, упразднили этот обычай. Расцвет же Бейт-Шеарим наступил в конце II века н. э, когда раби Иегуда ха-Наси перевел в город Синедрион. После разрушения римлянами Второго Храма в 70 году н. э. иудеев изгнали из Иерусалима, и Синедрион был вынужден перебираться в другие места. Одним из них и стал Бейт-Шеарим, некрополь которого поражает не только своими размерами, одиночными и групповыми гробницами, саркофагами первого тысячелетия, расчищенными из-под обломков веков, но и связанными с ним множеством преданий и легенд.

С начала III века Бейт-Шеарим стал центром погребения евреев, в том числе и евреев из других стран. Город был разрушен римским императором Галлом во время подавления еврейского восстания 352 года.

Город же мертвых, разрухе недоступный, был вырублен в скале около двух тысяч лет назад. Удивительно, с какой точностью древние инженеры создали сеть коридоров и тоннелей. Этой обители мертвых не страшны землетрясения. До сих пор эта пещера считается самым безопасным местом в Израиле. Безопасным, но неблагоприятным. Здесь чувствуется напряженность.

(Во время нашей экскурсии дама, чьи нервы истончены редакционной работой, даже уловила трупный запах, ведь саркофаг в переводе с греческого означает «поедающий плоть».)

Климат в подземелье такой, что по легенде тело за четыре месяца совершенно лишается плоти. Благодаря климату плоть мертвецов, захороненных в саркофагах, в этих пещерах истлевала, а кости оставались в сохранности – дабы мертвые могли восстать, когда придет Мессия. Но покой мертвецов был нарушен давно – и не чудесами, а банальными разбойниками, сумевшими сдвинуть или пробить каменные крышки саркофагов в поисках золота и драгоценностей, будораживших фантазию и алчность грабителей во все времена вне зависимости от древних проклятий. К трупному запаху добавляется зловещий эффект от желтого освещения, в котором барельефы на саркофагах оживают, а изображения большой каменной меноры внушают трепет.

Возможно, такой же священный трепет вызывают зловещие морды тигров и быков на стенках каменных саркофагов, но будем здравомыслящими туристами, будем помнить, что все – суета сует, о чем нам и намекает одна из надписей, выбитых в камне: «Никто не живет вечно».

Глаза и нервы могут успокоиться на изображениях цветов, орнаментов, Ковчега Завета, еще одной меноры и крылатой богини Ники. Особо нервные, не имеющие к некромантии отношения, могут вообще не спускаться в некрополь, а посмотреть фильм в отлично оборудованном крошечном музее – центре для посетителей. Но настоящий, преданный делу прогульщик выходного дня не обойдет своим вниманием ни одну пещеру, даже те, вход в которые перекрыт мощными железными цепями. По своему опыту могу сказать, что лучше под этими цепями пролезать, а не перепрыгивать их. Прыгая, вы можете быть увиденными служителями парка.

Захоронения в Бейт-Шеарим совсем не типичны для Израиля. В традиционной для иудеев погребальной пещере, расположенной на Масличной горе, похоронены пророки Захария, Малахия и Азария. Обычно иудеи замуровывали мертвецов в пещере. Спустя положенное время труп доставали и начинали перемывать кости. Отмытые кости складывались в глюскемы или оссуарии. В Бейт-Шеариме мертвецов хоронили в саркофагах. Сегодня саркофаги пусты – останки после их обнаружения археологическими экспедициями были преданы земле.

В Бейт-Шеарим хоронили элиту: купцов, врачей, священников и их семьи. На каждом саркофаге написано, кто там погребен, как он жил и почему умер. Надписи сделаны на иврите, древнегреческом и арамейском языках. Именно в Бейт-Шеарим похоронен раби Йехуда Ха-Наси, и именно благодаря его захоронению некрополь в Бейт-Шеарим стал «популярным» кладбищем и местом поклонения. Над пещерами даже устроены небольшие каменные амфитеатры-площадки, в которых собирались жители Нижней Галилеи на церемонии поминовения.

Бейт-Шеарим в Библии не упоминается. Но возможно, что этот город существовал еще до вавилонского плена, а его безвестность в древние времена объясняют тем, что торговый Морской путь (Via Maris) до него не доходил. В окрестностях города выращивали пшеницу и ячмень, и, может, отсюда и пошло название городка — «сеора», что в переводе с иврита означает ячмень, а возможно, из-за ворот в стенах города (слово «шаар» в переводе с иврите означает ворота). Во времена II Храма земли этого городка принадлежали знатным людям.

Впервые название Бейт-Шеарим появляется у Иосифа Флавия. В начале Иудейской войны он, как правитель Галилеи и один из руководителей восстания, изымал обильные урожаи пшеницы в пользу повстанцев. Однако славу и расцвет городу принес выдающийся ученый и незаурядный политический деятель своего времени Йегхда ха-Наси, когда в конце второго века перевел в него Синедрион.

Члены Синедриона — ученые-мудрецы — следовали предписанию: «Будьте умеренны в суде, имейте много учеников и создавайте защиту Торе». Синедрион занимался правосудием, воспитанием многочисленных учеников, пополнявших затем число ученых-мудрецов, и был высшим толкователем еврейских законов. Обстоятельства еврейской истории заставляли Синедрион перебираться с места на место. Как сказано в Талмуде: «… Из Иерусалима в Явне, из Явне в Ушу, из Уши в Явне, из Явне в Ушу, и из Уши в Шфар’ом, а из Шфар’ома в Бейт-Шеарим, и из Бейт-Шеарим в Циппори, а из Циппори в Тверию…».

Когда рабби Йехуда ха-Наси перевел Синедрион в Бейт-Шеарим, город обнесли стенами, построили жилые кварталы и синагогу. Именно здесь Йехуда ха-Наси завершил труд всей своей жизни — Мишну. Живя в относительно спокойную эпоху, Йехуда ха-Наси начал записывать основные положения Устного Закона (галахические постановления), которые столетиями передавались от учителя к ученику. Он не только записывал, но и классифицировал устное наследие. Последние годы жизни рабби Йехуда ха-Наси провел в Циппори, ибо близость окрестных болот к Бейт-Шеарим делала его воздух вредным для здоровья. Но похоронили его именно в Бейт-Шеарим. И именно захоронение рабби Йехуды ха-Наси в Бейт-Шеарим сделал этот город святым.

 

 

Судя по надгробным надписям, в городе жили еще и каменщики, скульпторы, могильщики, сочинители эпитафий. В синагоге также были найдены надписи, относящиеся к погребальным обрядам. Очевидно, могилы и саркофаги готовились еще при жизни людей. Большая часть саркофагов найдена в катакомбах, но попадаются и могилы, вырытые прямо в земле или высеченные в нишах. В этих могилах иногда находятся и свинцовые гробы. Когда в нишах не хватало места, переходы из пещеры в пещеру также заполнялись саркофагами. Всего найдено более 200 саркофагов. В некрополе обнаружены 250 эпитафий, в которых для мудрецов, их учеников и членов семьи (не только были отведены специальные пещеры) указывалась родословная. Если в них не указана родословная умершего, значит, они были сделаны для простых ремесленников.

В надписях упоминается и арамейское название Бейт-Шеарим: Босра, что значит «город». Рядом с большими захоронениями был откопан мавзолей, от которого остался только нижний этаж. Мавзолей был роскошным, с треугольной аркой и каменным барельефом, часть которого — с изображением зверей и растений — находится в музее Бейт-Шеарим.Среди барельефов есть один с изображением Леды и Лебеди из легенды о Зевсе.

Среди пещер есть одна особая – самая просторная и наиболее почитаемая, считается, что здесь-то и покоится сам рабби Йегхда ха-Наси и его семья. Вход в эту пещеру закрыт тремя каменными дверьми, украшенными арками. Внутри пещеры на камне, установленном в могильной нише, есть надпись на иврите «Рабби имон»/ При входе во второй отсек на стене еще одна надпись, уже на двух языках — иврите и греческом: «Рабби Гамлиэль». В том же отсеке есть еще одна надпись — «Ханина ха-Катан» (Анина Малый). Предполагают, что Шимон и Гамлиэль — сыновья рабби Йехуды ха-Наси, а Ханина Малый (Ханина, упоминаемый в Талмуде) — глава йешивы, о котором рабби Йехуда ха-Наси перед смертью сказал: «Хахамом (мудрецом) будет сын мой Шимон, патриархом — мой сын Гамлиэль, главою академии — Ханина бен-Хама». В третьем отсеке есть две могилы, одна из них — женская. Обе без надписи. Археологи считают, что это и есть могила Йехуды ха-Наси и его жены: он был настолько известен, что не было нужды в надписях.

Кстати, для справки – первоначально слово «наси» означало на иврите «князь». Этим титулом именовался и председатель Синедриона, который должен был отличаться ученостью, благородством и служить примером другим. Одним из самых любимых наси был Йехуда, который так и вошел в историю под именем Йехуда ха-Наси. Иегуда был преемником своего отца Шимона бен Гамлиэля, занимавшего должность наси полвека. Выдающийся ученый и кодификатор, он считается последним таннаем, завершившим великую эру этих ученых.

Йехуду заботил также и вопрос сохранения иврита. Он хотел, чтобы иврит был живым повседневным языком еврейской семьи. В те времена даже в Эрец-Исраэль евреи говорили по-арамейски, то есть на языке своих соседей – нееврейских народов Палестины, Вавилонии и Персии. Однако сам Йехуда ха-Наси и его семья говорили только на иврите. Рассказывают, что слуги в доме Йехуды знали иврит лучше, чем многие ученые. Сам Йехуда ха-Наси также говорил и читал по-гречески и на латыни и обладал глубокими знаниями во многих науках. У него было немало друзей среди неевреев, к их числу, по некоторым свидетельствам, принадлежал и римский император Марк Аврелий.

Йехуда был одним из самых популярных учителей в Бейт-Шеарим и позже – в Циппори. Он любил говорить: «Многому научился я от моих учителей, еще большему – от коллег, но более всего – от всех моих учеников». Всю свою жизнь Йехуда был предан великой задаче: записи Устной традиции. Со времен Эзры и так называемых писцов накопилось множество решений, толкований Библии и законов. Йехуда ха-Наси сознавал, что всем этим материалам грозит опасность утери и забвения, если они не будут упорядочены, кодифицированы и занесены на бумагу. Устная традиция столь разрослась, что никто не был в состоянии помнить ее всю.
В прежние времена ученые считали, что запись Устной традиции противоречит духу еврейского Закона, но теперь они начали понимать, что это необходимо ради сохранения всей Торы. С помощью коллег и учеников Иегуда приступил к этой огромной работе. Он упорядочил, отредактировал и записал всю Устную традицию. Этот труд получил название Мишна и стал первой частью и основой Талмуда.

Йехуда ха-Наси кодифицировал все относящиеся к Закону толкования и решения Устной традиции по тематическому принципу, разбив их на следующие шесть основных разделов: 1. Зраим («Семена», «Посевы») – законы, касающиеся земледелия. 2. Моэд («Срок») – законы о соблюдении субботы, праздников и постов. 3. Нашим («Женщины») – законы относительно брака и развода. 4. Незикин («Вред», «Убытки») гражданское и уголовное право. 5. Кодашим («Святыни») — законы относительно храмового богослужения, жертвоприношений и ритуального убоя. 6. Тоhарот («Чистота») – законы ритуальной чистоты. Каждый из этих разделов (сдарим), в свою очередь, подразделяется на трактаты (массех-тот), главы (праким) и параграфы (мишнот).

Много лет Йехуда страдал от болезни, причинявшей ему сильные боли, но продолжал работать. Он не прекращал ни преподавания, ни участия в заседаниях Синедриона. Когда Йехуда умер, его оплакивали друзья, коллеги, ученики и вся еврейская община. О нем говорили: «Со времен Моисея не было человека, подобного Йехуде, сочетавшего руководство с Торой».

Эта историческая справка объясняет значение некрополя в Бейт-Шеарим не только для наших предков, но и для нас, ибо в этом городе мертвых с нами говорят великие мудрецы.

Маша Хинич

Истоичник иллюстраций: Википедия

 

Читайте также:

Памяти Эли Визеля

Кeeping it together – проведем субботу вместе

Bynet Expo 2016: новости информационных технологий