Вокруг Кинерета на каяках и джипах

Туризм10 июня 2009 года

Сколько раз мне приходилось объезжать Кинерет, лучше не думать, как и не подсчитывать, сколько на это ушло бензина, времени и сил. Но то – по делам, по суетливой общественными уложениями навязанной необходимости, а тут неожиданно прокатиться вокруг Кинерета предложила туристическая фирма  местного совета Эмек ха-Ярден.
Прокатиться с ветерком – на джипах, каноэ, велосипедах и даже, превозмогая собственную лень и нежелание двигаться в жару, пройтись пешком, перемежая эти физкультурные и экстримные радости остановками на завтрак, ланч, обед, полдник и ужин в кафе и ресторанах вокруг озера, которых становится все больше и лучше.

В июле и в августе во многих увеселительных заведениях около Кинерета проводятся мероприятия «Белые ночи» (сайте: www.ekinneret.co.il). Подобные «Белые ночи» проводятся этим летом и в Тель-Авиве, Иерусалиме, Негеве и Галилее: все равно так душно, что уснуть невозможно, и тут вовремя подоспели ночные инициативы.

Каноэ «Роб-Рой»

Но начну с того, что не понравилось, хотя мнение мое субъективно. Вот что я не хочу рекомендовать: «Каноэ Роб-Рой» на южном Иордане, при въезде в кибуц Кинерет, около Ярденита, где я, так и не поняв почему, поскользнулась на берегу и с головой (и с любимыми часами на руке) ухнула в Иордан, невольно окунувшись в те воды, куда так стремятся христианские паломники. Так что теперь смело могу считать себя приобщившейся таинств христианства и заявить, исходя из собственного опыта, что воды Иордана в месте выхода реки из Кинерета теплые, в меру мутные, дно там илистое, рыбы нет.
Хозяин же «Роб-Роя» давно слился с природой и потчует туристов рассказами о том, почему его станция по выдаче каноэ напрокат названа «Роб-Рой» – в память о шотландском путешественнике Джоне Мак-Грегоре, исследовавшим Иордан в 1849 году по заказу Королевского географического общества, предпочитавшим каякам индейские каноэ и не без чувства юмора назвавшим свою лодку именно «Роб-Рой» – в честь индейского вождя.

Весь антураж этого места – вождь краснокожих и племенные тотемы на деревяшках – 13 лет назад выполнен в индейских мотивах, когда «Роб-Рой» только открылся, давно потускнел.
Но сама гребля, если отвлечься от вышесказанного, в удовольствие. Южный Иордан две недели назад был глубок, спокоен, птицы исправно щебетали в кронах, кусты нависали над водой, затонувшие коряги образовывали легко преодолимые пороги. К вечеру (развлекаться предлагается вечерами-ночами) подул южный ветер, воды Иордана повернули вспять и потекли обратно в Кинерет, инструктор бодро подгонял отстающих, боровшихся с мелкой рябью, но при этом успевающих с каноэ нырять и плавать. Над головой – темнеющее небо, под каноэ – серо-зеленая вода, блеск заходящего солнца, слабый отсвет восходящей луны. При неторопливой гребле и хорошем ветре настает момент просветления, следуешь течениям, крутишься в водоворотах, лениво отталкиваешься веслом то от левого берега, то от правого. Лепота: плывешь, гребешь, потом приходит момент отрезвления – падение в реку в полной амуниции. Хорошо, что умею плавать, ибо обслуживающего персонала около лодок нет, громкий всплеск не привлек ничьего внимания, так что если все-таки соберетесь в «Роб-Рой», то помните, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Так что приходится, стиснув в зубах грубую разлохмаченную тинистую веревку от каноэ, самой выбираться на берег и догонять свою группу, пытаясь переодеться и принять душ, что сделать негде. Таков суровый индейский прием отдыхающих.

Владельцы «Роб-Роя» предлагают семьям арендовать каноэ днем, а романтическим парочкам, ищущим приключений – вечером, исключительно на свой страх и риск: берега не освещены. Единственное, что обещают, если приплывете назад, напоить бесплатно турецким кофе и травяным чаем.

Шоколадница «Галита»

Адреналин, истраченный на интенсивную греблю на каноэ и неожиданное купание в Иордане, необходимо восстановить. Проще всего это сделать в 500 метрах от «Роб-Роя», в кибуце Дгания-бет, где находится сладкий магазин-фабрика «Галита», куда я и устремилась в попытках обсохнуть, в поисках правды и горячего шоколада. Владелица «Галиты» – молодая кибуцница Галит Альперт, учившаяся делать шоколад в Бельгии, в Льеже, постигшая все тайны «перлиним» – шоколадных конфет разных форм, начиненных шоколадом же, ликером, орехами. Любые перлиним в «Галите» можно купить, можно попробовать, выпить кофе с шоколадом горьким или молочным, съесть домашнее мороженое, посмотреть 12-минутный фильм, снятый самой Галит и ее отцом в Африке и Бельгии. Походить между «говорящих стен» – интерактивных стендов с объяснениями, что такое шоколад и какую роль в истории какао-бобов сыграли Колумб и Кортес. Сама Галит Альперт готова часами рассказывать о тайнах изготовления шоколада: самая главная тайна – в правильных пропорциях, но пропорции – это ведь основной секрет самой природы. Если потреблять шоколад в правильных пропорциях, то будете больше улыбаться и соответственно лучше себя чувствовать. От шоколада – напитка ацтеков – зависит, часто ли мы смеемся, какое у нас настроение, а калории предлагаю посчитать дня через три, после интенсивных тренировок в бассейне или двух веломарафонов вокруг Кинерета.

Фабрика и магазин при ней – новехонькие, открылись только в апреле. В июле – августе там уже проводятся вечерние семинары (прозрачно именуются «Сладкие ночи») по изготовлению шоколада. В остальные месяцы семинары исправно проводятся в дневные часы, для детей и для взрослых. Сделанный шоколад, если сразу не съедается, то забирается домой.
В магазине у Галит прохладно, вкусно, интересно, шоколад придает силы и создает хорошее настроение, тем более что нас ждет ночная поездка на джипах, перед которой стоит подкрепиться.

Ночь, джипы, шакалы

Ночные поездки на джипах якобы с целью увидеть диких животных – нехитрая рекламная уловка. Какие дикие животные, если джип грохочет, как боевой слон армии Македонского в Альпах; сидящая в нем компания вопит в восторге от сильных ощущений куда громче всех слонов вместе взятых. Лучи прожекторов рыскают по болотам вокруг Кинерета, банановые пальмы на берегах которого в неверном скачущем свете автомобильных фар становятся еще экзотичнее. А далее два часа блужданий по кочкам и ручьям заповедника Бейт-Цайда – есть несколько версий происхождения этого названия, мне больше всего по душе то, что Бейт-Цайда происходит от слова «мэцода» – «рыбацкая сеть». К ночи было уже и не важно – есть тут дикие кабаны или нет. Пусть уж спокойно дремлют в тростниках, встреча с кабаном или шакалом на полном ходу добром не кончится. А ехать на старом армейском открытом джипе в относительной ночной прохладе при полной луне, под звездами, распевая песни – каждый свою, но все – в унисон, это было здорово. На ночном пути джипов были остановки – лагуна, речка, ручеек, костер, чай на костре, рассказы о кабанах и экологии, пьяных рыбаках и контроле над мальками: слушаешь, развесив уши, ибо рассказывают знатоки этих мест, на Кинерете родившиеся и облазившие здесь все вдоль и поперек.

Ночные прогулки на джипах предлагаются не только вокруг Кинерета, но и по югу Голан. Если начать подобную экскурсию на джипах не в полночь, а вечером на Голанах, то можно успеть полюбоваться закатом.

Мясо, вино, рестораны

Если шоколада для восстановления сил недостаточно, то советую поужинать-пообедать в ресторане «Маринадо» при одноименном мясном магазине напротив въезда в кибуц Эйн-Гев. В «Маринадо» подают вкуснейшие стейки, курятину в маринаде и острые мексиканские шпикачки. Все – вкусно! А еще в этом магазине можно купить все, что требуется для мангала и даже более того, включая пиво и израильские голанские вина. Качество отменное.

На другой стороне Кинерета, точнее над ним, в мошаве Веред ха-Галиль, известном своими циммерами (домики для отдыха), конюшней, организовывающей прогулки верхом и уроки выездки, и спа, в не менее известном ресторане около конюшни, в обстановке более официальной, чем в «Маринадо», но все-таки в стиле «кантри», кормят и мясом, и рыбой, и салатами. Но главное – знаменитыми пирогами с лимонами и яблоками, рецепты выпечки которых в ресторане «Веред ха-Галиль» не меняются уже полтора десятка лет и передаются от шефа к шефу.

«Бустан Левона»

Перейдем от ночных мероприятий к утренним и дневным. Утром земля еще не раскалена, так что можно по ней походить, пытаясь понять, что на этой земле растет, каких усилий стоит вырастить любой цветок, как называется вон тот куст с симпатичными красноватыми пупырчатыми орешками (да это же личи!), и что за зеленые макароны растут на этом дереве, дающем раскидистую тень.

Левона – так называется этот волшебный плодовый сад, бустан (фруктовый сад), к которому ведет проселочная дорога, на которую надо повернуть напротив съезда в Капернаум. Ориентируемся по приложенной карте. Этот чудо-сад насадил Йосеф Лишанский из Альмагора, сам крестьянин, внук легендарного Йосефа Лишанского. В саду, помимо обычных израильских растений, посажены около 200 плодовых деревьев со всего мира. Поначалу я прилежно записывала их латинские названия, потом окончательно запуталась и только пробовала все подряд. Зеленые макароны оказались плодами «фасолевого» дерева из Японии, естественно, что по особым заказам под японскими деревьями накрывается кейтеринг. Далее последовала очередь съедобного кактуса, африканских слив, снова личи, пасифлоры («плод Иисуса» – искаженное от слова passion) и тех фруктов и орехов, которые, по словам Йосефа Лишанского, годятся только на варенье, но были упрямо разжеваны и оценены на отлично.

Лишанский проводит в «Бустан Левона» экскурсии на полтора-два часа, потчуя при этом не только мексиканскими орехами, но и рассказами бывалого ботаника, историями Эрец Исраэль и своей семьи, а под конец – домашним мороженым (в буквальном смысле) и шербетами из плодов собственного сада.

«Бустан Левона» был посажен при содействии ученых Института сельскохозяйственных исследований «Вулкани» и Беэр-шевского университета. Из любой точки сада открывается вид на Кинерет, суховей выбивает из головы последние латинские названия, руки упрямо тянутся к недозревшему манго. Прогулка по «Бустан Левона» – очаровательна, фрукты – невиданны, малиновое мороженое охлаждает не хуже купания в озере.

Вилла лорда Мелчетта
(Альфреда Морица Монда – первого лорда Мелчетта)

Перегревшись, объевшись, наохавшись, переходим к последней точке сегодняшнего маршрута – к вилле лорда Мелчетта (сайт виллы: www.vmf.co.il), на берегу Кинернта, около кибуца Гиносар, напротив Мигдала.

О лорде Мелчетте знают все тель-авивцы – в центре города есть улица с таким названием. О его роскошной белой вилле на берегу Кинерета писал Самех Изхар, а Рут Кейнар по его рассказам поставила спектакль.

Лорд Мелчетт дружил с Хаимом Вейцманом, в его вилле собирались сливки общества 1930-х годов, а сейчас в этом белом дворце проводятся концерты классической музыки, на настоящей английской лужайке собираются до 1500 слушателей. Инициативные тель-авивцы – наследники Шауля Айзенберга, откупившего виллу в 1970-е годы, взяли виллу Мелчетт в свои руки, отремонтировали, со вкусом обставили и сделали на втором этаже гостиницу на три номера. Все удовольствие – 4000 шекелей в день, и вилла – ваша, удовольствие не из слабых. В противном случае, можно поглазеть на роскошную жизнь через забор или прийти на концерт.

Лорд Мелчетт, один из богатейших англичан 1920- годов, купил землю под виллу по совету Вейцмана и Глинкина, затеял строительство, но умер, не дождавшись его завершения. Так что время здесь проводила его дочь, Эва Виолетт Ридинг, у нее в гостях бывали Бен-Гурион, Хаим Арлозоров, Хаим Вейцман, капитан Чарльз Орд Вингейт. Кстати, именно Хаим Вейцман уговорил Мелчетта вложить деньги в сельскохозяйственные земли около Кинерета, а сам Альфред Монд, владелец крупнейшей компании химикалий, внук немецкого раввина, воспитывавшийся как христианин, безусловно, испытывал сентиментальные чувства к Эрец Исраэль (сегодняшний, уже пятый лорд Мелчетт – председатель еврейской общины Англии).

Первый лорд Мелчетт, построивший поначалу дом в Шароне, в нынешнем Тель-Монде (названном так в память о нем), построил на Кинерете особняк не только для себя, но и виллу для Герберта Самуэля в качестве скромного подарка верховному комиссару. Строительство виллы Мелчетт было закончено в 1931 году. Автор проекта – тот же архитектор, что построил гостиницу Кинг-Дэвид в Иерусалиме и спланировал Хайфский Технион.

Раньше при доме был огромный плодовый сад, но постепенно хозяйство захирело, дом обветшал. Но уже в прошлом году на вилле Мелчетт прошел первый на Кинерете Фестиваль камерной музыки, второй фестиваль состоялся в первый уик-энд июля.
История дома передана здесь сбивчиво, известный рассказчик из Тверии Хаим Хацав наполняет виллу и ее комнаты чудесными байками из истории страны и семейства Монд.

Маша Хинич