Концерт клезмеров

Культура01 октября 2008 года

В Израиле музыкантов, исполняющих клезмерскую музыку, множество, и не только выходцев из стран СНГ, но и коренных израильтян, у молодого поколения вновь постепенно пробуждается интерес к идишу и музыке восточноевропейских евреев. Казалось бы, у нас клезмерская музыка должна стоять во главе угла. Но это не так, джаз популярнее, хотя в последние годы клезмерская музыка смыкается с джазом, нередки смешанные составы, как оно уже было в Америке в начале 20 века. 

Фестиваль клезмеров проводится ежегодно в августе в Цфате, нечто подобное пытаются сделать в мошаве Яд ха-Шмона под Иерусалимом. От случая к случаю десятки составов и клубов любителей идиша и клезмерской музыки проводят концерты. Один из оркестров, устраивающих подобные концерты – это «Симфонетт Раанана», награжденный в этом году за активную деятельность престижной «Премией Энгеля». Так что приезд в Изриаль Леопольда Козловского – композитора, дирижера, пианиста, актера, считающегося легендой не только в Польше, но и во всем мире среди музыкантов, занимающихся клезмерской музыкой, по приглашению именно этого оркестра – во многом знаковый.

Концертом в Раанане 8 октября будет дирижировать Давид Зеба. Режиссер – Нив Хофман, солисты: Натай Цери – скрипка, Рита Штайнфер – скрипка, Рут Левин, Вере Лодзинская, Михаил Гайсинский, Марина Якубович – вокал. Также в концерте примет участие хор «Поем тебе» под руководством композитора из Польши Яакова Холандера. После концерта в городском центре искусств и музыки в Раанане будет устроен традиционный тиш (так называется общая праздничная трапеза при дворах хасидских адморов).
На иврите «клей-земер» означает музыкальный инструмент, в переводе с идиша «клезмер» – «музыкант», но одновременно это слово означает манеру игры, фольклорную инструментальную музыку восточно-европейского еврейства и тот музыкальный стиль, в котором традиционно эта музыка играется.

Типичный инструментальный состав клезмерской капеллы — скрипка, кларнет, контрабас, возможны другие духовые и ударные инструменты. В современных клезмерских группах присутствуют и клавишные, аккордеон, вокал.

Клезмерская музыка формировалась в XVIII — XIX веках под влиянием румынской, венгерской, украинской, цыганской, балканской народной музыки. Поэтому основные жанры клезмерской музыки (дойна, хора, булгар, хонга, коломейка) имеют свои аналоги в музыке тех народов, на территории которых жили евреи.

Одновременно глубокое влияние на музыку евреев Восточной Европы, а впоследствии на музыку других общин, оказал хасидизм – религиозно-мистическое движение, возникшее в 1730-х годах на Украине и распространившееся в России, Польше и Австро-Венгрии. Хасидизм призывал верующих к активной жизни в противовес аскетизму, царившему в религиозной жизни и быту. Одухотворенная молитва, сопровождаемая пением, заняла главенствующее место в повседневной жизни хасидов. Важной частью ритуала стал танец, исполняемый под инструментальную музыку или пение. Поскольку хасиды танцевали чаще всего в субботу и праздники, когда игра на инструментах была запрещена, выработалась особая "инструментальная" манера пения: мелодия звучала при повторении междометий, имитирующих звучание ударных инструментов.

Окончил Львовскую консеваторию и Высшую музыкальную школу в Кракове.

«Без клезмеров не обходился ни один еврейский праздник. Клезмер не столько играет, сколько рассказывает о судьбах своего народа», – говорит Леопольд Козловский. Майкл Альперт, инициатор возрождения еврейской музыки в США сказал: «В каком-то смысле все мы имитаторы. Единственный подлинный исполнитель клезмерской музыки – это Леопольд Козловский, который родился и воспитывался в мире довоенных галицийских евреев. Он один из последних, у кого эта культура в крови». Дедом Леопольда Козловского был Песах Брандвайн, создавший вместе с сыновьями самый известный в Галиции клезмерский ансамбль. Дядей Леопольда был не кто иной как "король еврейского кларнета" Нафтуле Брандвайн, считавшийся в Америке «царем клезмеров" и бывший одним из основоположников клезмерской музыки в США.

В годы Второй мировой войны Леопольд Козловский сражался в партизанском отряде. Вернувшись домой, он не нашел в живых никого из членов своей семьи. Были уничтожены люди, и вместе с ними был уничтожен весь пласт еврейской культуры клезмеров.

Козловский решил посвятить себя возрождению этой культуры. Он скитался по Польше и России в надежде обнаружить уцелевших еврейских музыкантов, тех, кто еще помнил старые мелодии и мог их сыграть. В те же годы он начал писать свои первые произведения.
В течение тридцати лет Козловский был музыкальным руководителем и дирижером армейского оркестра Польши, и увольнение его было вызвано волной антисемитизма, возникшей в Польше после Шестидневной войны. Он создал ансамбль цыганских музыкантов, исполняющий цыганскую и еврейскую музыку, ставший популярным во всем мире, за что он – польский еврей – удостоился прозвища "цыганский король". Затем Козловский стал музыкальным руководителем Еврейского театра в Варшаве, писал музыку для театра и кино, в том числе для фильма Спилберга "Списка Шиндлера", в котором сыграл одну из ролей. Композитор создал польскую версию мюзикла "Скрипач на крыше" и снялся с Ицхаком Перлманом в фильме "В доме скрипача". Козловский принял участие в пяти фильмах, а музыку написал к четырем.
Сегодня Козловский живет в Кракове, в знаменитом Klezmer House. Каждый вечер здесь проходят концерты традиционной еврейской музыки, на которые съезжаются представители богемы со всего света. Раз в год, летом, в Кракове проводится фестиваль еврейской культуры, на заключительный концерт которого на Широкой улице собираются тысячи человек. О Леопольде Козловском и его деятельности снято немало фильмов, один из которых увидела директор «Симфонетт-Раанана» Орит Фогель-Шафран, после чего поехала в Краков пригласить Козловского в Израиль. Ей же принадлежит инициатива приглашения в Раанану композитора Яакова Холандера, который живет в Кракове на той же улице, и вся семья которого погибла в Катастрофу. Несмотря на столь близкое соседство и схожесть судеб, на сцене Холандер и Козловски впервые выступят вместе.

Маша Хинич