Культурное обозрение 3.10.10

Культура03 октября 2010 года

В наших предыдущих обзорах мы по преимуществу рассказывали о спектаклях, концертах и выставках израильских режиссеров, музыкантов, художников. Однако менее всего нам хотелось бы, чтобы у наших читателей создалось впечатление об Израиле как о самодостаточной, с точки зрения культуры, стране: гастролирующих мастеров и ансамблей самого высокого международного уровня в Израиле хватает.Есть и российский культурный привоз, с годами вошедший в разумные рамки  – это когда-то, на заре Большой Алии, т.е. в начале безумных 90-х, люди, неожиданно для всех и самих себя ставшие импрессарио, везли в Израиль все подряд, не считаясь ни с чем и разрушая рынок. Но теперь опасности купить билет на неизвестный русский спектакль и через десять минут, отплевываясь, выйти из зала, практически не существует.

Спектр гастрольных представлений в Израиле очень широк, на русскоязычном рынке он занимает диапазон от концертов массовых Авраама Руссо, Розенбаума и ДДТ до элитарного "Дяди Вани" в постановке Кончаловского; если же с "русской улицы" мы выйдем на "израильскую площадь", то у нас просто разбегутся глаза. От Оззи Осборна и "Скорпионс" до песен Шуберта – и все это в пределах одной недели.

Дело в том, что Израиль на глазах превращается в мультикультурное общество. Знаменитая концепция "плавильного котла", согласно которой евреи – выходцы из разных стран будут плавно перерождаться в гомогенный народ Израиля, не то, чтобы отцвела, но перешла на следующий виток. Каждый волен употреблять – и производить – ту духовную пищу, что ему ближе, но в то же время есть нечто, всех израильтян между собой объединяющее и за границей позволяющее израильтянина выделить из многонациональной толпы.

Tel Aviv Dance Festival

Отличным примером того, что Израиль становится частью глобальной деревни, может послужить открывающийся на днях международный фестиваль балета Tel Aviv Dance Festival. Фестиваль проходит на двух важнейших площадках города – в Тель-Авивском центре сценических искусств, служащем домом Израильской опере и предоставляющем свою по последнему слову техники оборудованную сцену для балетных постановок, мюзиклов и фестивалей, и в Центре Сузан Делаль; один спектакль будет показан в Центре Сценических искусств в Герцлии.

На фестивале, который проходит в Израиле уже в четвертый раз, выступят ансамбли из Китая, Южной Кореи, Франции, США, Канады, Южной Африки, Испании, Бельгии и Израиля – в общей сложности в фестивале примут участие 12 трупп из 9 стран, которые дадут 34 представления

На пресс-конференции, посвященной открытию фестиваля, его художественный руководитель Яир Варди говорил, как важно, чтобы любители искусств в Израиле получили представление о том, в каких направлениях развивается современный балет в большом мире.

- В том числе и в самых дальних его уголках, где можно увидеть самые поразительные вещи, – добавил он. – Художники находятся в постоянном поиске нового и сегодня, в условиях глобализации, ясно видна тенденция к созданию новых сочетаний и художественных сплавов. Я уверен, что этот процесс не только не ставит под угрозу локальные культуры, но обогащает их новыми идеями. Каждая работа – это новое слово, новое творение, которая делает художестенный язык – а в конечном счете и само общество – ярче и богаче.

В полном соответствии со словами Варди, в программе нынешнего фестиваля есть немалое количество постановок, которые созданы усилиями артистов, принадлежащих разным странам и разным культурам, и в которых нарушены обычные представления о границах того или иного жанра. Например, Сутра, китайско-английская ко-продукция, в которой соединились таланты бельгийского хореографа с марокканскими корнями Сиди Ларби Шеркауи, английского дизайнера Энтони Гормли и польского композитора Шимона Бжоска. Если кому-то покажется этого мало, то добавим, что исполняют балет 17 монахов из храма Шаолиня в Китае, которые специализируются на кун-фу.

"Кармен" в постановке Дада Масило – хореографа из Южной Африки, это секс, страсть и жестокость под звуки "Кармен-сюиты" Щедрина, "Ламентате" Арво Пярта и "Хабанеры" из классической версии Бизе в исполнении Марии Каллас. Дада Масило говорит, что она пыталсь найти и показать иную Кармен, которая скрывает свою ранимую душу под маской холодности и безразличия.

Кроме этих двух – и дргуих – экзотических постановок зрители увидят спектакли Корлеского балета из Виннипега ("Кармина бурана", на музыку Орфа и In Tandem на музыку Стива Рейха), балета Алвина Эйли и New York City Ballet из США. Израиль представляют постановки Киббуцного ансамбля балета и неизменная Бат-Шева – ведущая в стране труппа современного танца.

Макс Раабе – кабаре и евреи

Продолжим рассказ о гастрольной афише.

В Израиль приезжапет певец Макс Раабе со своим ансамблем Паласт-оркестер, который покажет программу Heute Nacht Oder Nie ("Этой ночью или никогда") в трех крупнейших городах Израиля – Тель-Авиве, Иерусалиме и Хайфе.

На первый взгляд, "Этой ночью или никогда" – это программа ретро-кабаре, очень высокого, надо признать, класса: уже два десятилетия колесит буквально по свету, и была представлена как на Дальнем Востоке, так и в США, включая престижный Карнеги-холл. Однако, будучи поставлены в исторический контекст, репертуар, который исполняет Раабе, приобретает особую окраску, тем более, если речь идет о выступлениях в Израиле. Песни, которые поет Раабе, были очень популярны в Германии в двадцатые и в начале тридцатых годов – как подчеркивает Раабе, "но только до 1933 года". Исполняет он и песни, которые были в то время популярны и за пределами Германии – в США и Европе.

Он поясняет: "На концертах я всегда объявляю имя автора песен, которые мы исполняем. Дело в том, что большинство наиболее популярных композиторов и поэтов в Германии были евреями, и все это отлично знали. С 1933 по 1945 упоминать их имена было запрещено. Потому я их и упоминаю на концертах. А когда я даю интервью, особенно в Германии, я подробно объясняю, почему я это делаю".

По образованию Макс Раабе – оперный баритон, и его музыкальные интересы колеблются от оперы до современной поп-музыки. Однако музыка Германии до-нацистского периода увлекла его уже в юности.

"То был особый период в истории немецкой культуры," – говорит он. – "На мой взгляд, музыка кабаре – наиболее элегантная поп-музыка, которая когда-либо была написана. Этим песням причущи изящество и юмор, которые в сегодняшних песнях едва ли найдешь. Люди с наслаждением слушают Моцарта и Бетховена, и никто не говорит – их музыка давно устарела. Я думаю, с музыкой кабаре происходит тоже самое, и нас охотно слушают люди разных возрастов и разных вкусов".

"Еврейское присутствие" весьма ощутимо в репертуаре Раабе. Песню, давшую название концерту, написал композитор Миша Шполянский – русский еврей, живший в Германии и Австрии, а в 1933 успевший перебраться в Англию. Немалую часть песен, которые звучат в концерте Раабе, первоначально исполнял Comedian Harmonists, мужской ансамбль, бывший неверотяно популярным в Германии и за ее пределами между 1928 и 1934 годами; его участники были евреями или женаты на еврейках, так что с приходом нацистов к власти их концертная деятельность прервалась.

В исполнении этих песен в Израиле есть один не вполне очевидный аспект. В стране еще живы люди – им сейчас под 80, а то и больше – для которых музыка предвоенной Германии может вызвать травматические воспоминания и ассоциации. Однако по отзывам тех, чье детство оборвалось с "Хрустальной ночью" и кому посчастливиллось выжить, они воспринимают эту музыку такой, какая она есть.

Так что все будут только радоваться.

Уолтер Фергюссон рисует птичек

И не только птичек. Уолтер Фергюссон, один из значимых в мире художников, работающих в жанре анималистической, документальной и портретной живописи, празднует в эти дни свое 80-летие и отмечает его обширной выставкой, только что открывшейся в Музее человека и животного мира в Национальном Парке Рамат-Гана. На этот раз выставка посвящена этнографическим работам художника, созданным под впечатлением его многочисленных путешествий по свету.

Уолтер Фергюссон родился в Нью-Йорке, и хотя рисует с 12 лет (он начинал как раз с зарисовок птиц, которых он наблюдал в Бруклинском парке), он не верит в существование генетической предрасположенности к искусствам. Так или иначе, но, получив образование в Школе искусств Йельского университета и в институте Пратта, он отдался двум главным страстям своей жизни – искусству и зоологии. Он проиллюстроировал около трех десятков книг, он написал и проиллюстрировал уникальную книгу, посвященную существующим поныне животным, упоминаемым в Библии, а в дополнении к этому – множество журнальных статей. Его рисунки и репродукции его картин были опубликованы в столь престижных изданиях, как LIFE, The New York Times, Audubon Magazine, Reader’s Digest Book Division, а после того, как в 1965 году художник перебрался в Израиль, то и в изданиях Общества охраны природы, управления национальных парков Израиля и Института Вейцмана. Деньги, вырученные от продажи его работ, способствовали сохранению видов, находящихся в опасности уничтожения.

По приезде в Израиль Уолтер Фергюссон недолгое время преподавал в "Бецалеле" – Иерусалимской академии художеств, а затем стал штатным художником Зоологического факультета Тель-Авивского университета, проработав в этой должности более 23 лет. Теперь, уйдя на покой, он посвящает себя искусству и написанию исследовательских статей по палеонтологии, предоставив своему сыну заправлять галереей. Любопытно отметить, что весьма преуспевающая Ferguson Gallery не только выпускает ограниченные тиражи репродукций работ Уолтера Фергюссона, но и производит футболки с рисунками, которые отлично расходятся.

На протяжении своей долгой и весьма активной жизни Уолтер Фергюссон много путешествовал, он проехал вдоль и поперек Северную Америку, Мексику, Ближний Восток и Африку; результатом его странствий стали могочисленные картины, отображающие жизнь как она есть – жизнь людей и жизнь животных. Среди его персонажей – синайские бедуины, пигмеи из Уганды, индейцы из Мексики, евреи из Южной Африки.

Картины Фергюссона хранятся в коллекциях разных стран мира.

Винная ярмарка в музее Израиля

В старое доброе время, и особенно в России с ее устоявшимися традициями, под словом "культура" понималось нечто очень серьезное, застегнутое на все пуговицы и затянутое в галстук. Нетрудно понять удивление новых граждан Израиля, которые обнаружили, что в газетных приложениях культура идет рука об руку с досугом, а досуг, ясное дело, с яставми и греющими душу напитками. Но теперь, по прошествии многих лет мы, слава Богу, не удивляемся, а только радуемся, услышав о ярмарке вина – ну конечно, это тоже культура.

Итак, в ближайшие дни в музее Эрец Исраэль в Тель-Авиве состоится ярмарка вина. Организовать этот мини-фестиваль, проходящий под знаком международных успехов израильского вина, помог журнал "Гурме".

Подобная ярмарка проходит на территории музея уже в тринадцатый раз, для удобства публики – по вечерам, с 6 до 11 вечера.

Мени Пеэр – главный редактор журнала "Гурме", более известный широкой публике в качестве популярного телеведущего, не без иронии замечает, что в нынешнем году, в свете премий, завоеванных израильским вином на международных выставках, вино заняло в обществе место, традиционно отводившееся баскетбольной команде "Маккаби" или нашим представителям на конкурсе "Евровидение".

От себя добавим, что "домашнее" или, скажем, "семейное" виноделие развивается в Израиле с невероятной скоростью. Винодельни-бутики вырастают по всей стране, действуют школы и курсы виноделов, те, кто считает нужным, отправляются учиться за границу. Издаются журналы, книги, путеводители по винодельням страны, некоторые из них переводятся и на русский язык. Так, в прошлом году один из винных центров в Яффо совместно с небольшой издательской фирмой выпустил роскошный путеводитель-справочник на русском языке, который был предназначен преимущественно для российского рынка. Параллельно с этим развивается и культура потребления вина, и оба эти процесса подталкивают друг друга. В свое время подобный бум переживали сыроварни-бутики, в результате чего в Израиле можно приобрести самые разнообразные сыры ручной выделки.

Среди виноделен, участвующих в ярмарке – Баркан, Рамат ха-Голан, Тишби, Сде Бокер, Тепферберг, Кармей Зив и многие другие.
Максим Рейдер