Веронская история любви на оперной сцене Тель-Авива

Культура18 апреля 2016 года

В Израильской опере очередная премьера в дни праздника Песах. На этот раз – опера Шарля Гуно «Ромео и Джульетта», которая впервые ставится на израильской сцене. Это одна из причин (но не единственная), по которой интерес к постановке оказался очень высоким. В Израильской опере ставится несколько спектаклей в год, и каждый из них играют несколько раз подряд в течение двух-трех недель, затем уступая место очередной новой постановке. Таким образом любители музыки имеют возможность посмотреть и послушать весь репертуар в течение года.
Нынешняя постановка бессмертной трагедии Шекспира приурочена к 400- летию со дня смерти великого драматурга.

Опера Шарля Гуно «Ромео и Джульетта» – второе по значению (после «Фауста») в творчестве композитора и одно из лучших (наряду с оперой Беллини «Капулетти и Монтекки») среди многих версий шекспировской трагедии на музыкальной сцене.
Начиная с XVIII века и и до наших дней десятки композиторов пытались воплотить в музыке ту самую повесть, которой «нет печальнее на свете». В их числе драматическая симфония Гектора Берлиоза, которую сам композитор называл «оперой без слов». Но опера Гуно заслуженно занимает первое место в знаменитом «Карманном путеводителе по оперной музыке» английского писателя и музыкального критика Руперта Кристиансена. И это не просто частное мнение одного отдельно взятого специалиста. Вот уже полтора века (работу над оперой композитор начал в 1865 году, а первая постановка состоялась в 1867-м) «Ромео и Джульетта» не сходит с ведущих оперных сцен мира.

Если рассматривать это произведение в контексте истории музыки, то сочинение Шарля Гуно представляет собой один самых ярких образцов французской лирической оперы. Свою оперу Гуно построил как череду великолепных дуэтов – наряду с ариями и хорами. Все действие строится вокруг музыкальных диалогов. И даже последняя сцена гибели героев изменена, чтобы Ромео и Джульетта смогли спеть свой прощальный дуэт. Для этого либреттисты Жюль Барбье и Мишель Карре изменили концовку трагедии: Джульетта просыпается после того, как Ромео уже успел принять яд, но все еще жив.

Израильская постановка «Ромео и Джульетты» во многом повторяет сценическую редакцию этого же спектакля Оперы Монте-Карло, поскольку ее художественный руководитель Жан Луи Гринда был приглашен в нашу страну в качестве постановщика.

Как это принято во всем мире, в постановке Израильской оперы принимают участие как отечественные исполнители, так и приглашенные артисты.
Проведут спектакли два дирижера – молодой итальянский маэстро Франческо Чиллуффо и наша соотечественница дирижер Карин Бен-Йосеф. В главных ролях в постановке «Ромео и Джульетта» в Израильской Опере– солисты международного уровня. Партию Ромео исполняют попеременно Гастон Риверо из Уругвая (он выступал в постановке La Boheme Израильской оперы и в концерте «Три тенора» в Акко) и Наджмеддин Маблинов из Узбекистана, выступающий в Израиле впервые. Партию Джульетты исполняют сопрано из Румынии Аурелия Флориан (она уже выступала в постановках «Травиата» на Массаде и в «Ласточке») и израильтянка Хила Баджо.

 

Один из исполнителей партии монаха Лоренцо – наш с вами дважды соотечественник Юрий Кисин. Он репатриировался в Израиль в 1990 году, имея за плечами Пермское музыкальное училище, затем обучался вокалу в Академии им. Рубина (Тель-Авивский университет). В середине 90-х дебютировал в Новой израильской опере, в ее новом здании, распахнувшем свои двери в 1994 году. Затем был приглашен в качестве солиста в Парижскую национальную оперу, где спел более 300 спектаклей за 15 лет работы. Сейчас Юрий Кисин поет в Опере Монте-Карло, а также разъезжает по всему миру в качестве приглашенного солиста.
Нам удалось поговорить с ним после генеральной репетиции спектакля «Ромео и Джульетта».

- Каковы ваши впечатления о сегодняшней репетиции?

- Для меня она прошла неплохо, хотя не мне судить, а публике. Я остался доволен, посмотрим, останутся ли довольны родители, они у меня самые строгие судьи.

- Часто ли вы выступаете в Израиле?

- Я бываю в Израиле часто, но пою здесь, к сожалению, реже, чем хотелось бы. Правда, в прошлом году три раза пел с Израильским филармоническим оркестром. Это были концертные исполнения «Травиаты», «Летучей мыши» и «Кармер». А в Израильской опере я в последний раз пел лет шесть назад.

- Ну и как ощущения после шестилетнего отсутствия?

- Это всегда волнующе. В первый раз я здесь пел в 95-м году, с тех пор прошел 21 год… Здание то же, ощущения те же. Хочется не ударить в грязь лицом.

- Что произошло за эти годы в вашей профессиональной жизни?

- Ничего особенного: обычная карьера обычного певца. Я много пел, много путешествовал, бывал в разных странах: во Франции в Японии, России, Бельгии, Монако, Хорватии, Словении. Что-то явно забыл назвать.

- Ваша самая любимая роль во всей мировой музыке: была ли она уже или вы ее еще только ждете?

- Я, к большому своему сожалению, реалист, поэтому мечтаю только о тех ролях, которые технически могу спеть. Поэтому почти все, что я хотел петь, я уже перепел. Безусловно, есть дерзкие желания, например, спеть Бориса Годунова, но я человек трезвый и понимаю, что это не моя роль. Это не совсем мой голос, не моя энергетика. Я могу это спеть и пел в концертах, но выйти на оперную сцену не рискну. Мне, видимо, не хватает русской бесшабашности.

- Может быть, стоит научиться бесшабашности?

- Этому нельзя научиться. Я гораздо уютнее на сцене смешу людей, чем вызываю у них слезы. Это, видимо, связано еще с моим КВН-овским прошлым. Нужно делать то, что получается лучше, чем у других.

- Вы живете в Париже уже несколько лет. Кем вы себя больше ощущаете: парижанином или израильтянином?

- Для меня не существует такого вопроса. Я израильтянин. У меня здесь родители, израильский паспорт. Мои две дочери, родившиеся во Франции, имеют израильское гражданство. Я назвал их Лиора и Рашель (Рахель), так что моя связь с Израилем понятна. В идеале я хочу в какой-то момент сюда вернуться. Это будет зависеть от работы и многих других обстоятельств. В Израиле мне нравится петь и нравится просто быть.

«Ромео и Джульетта» на сцене Израильской оперы пройдет с 15 по 30 апреля в помещении тель-авивского Центра сценических искусств. Первое представление в Израиле. Опера звучит на французском языке, субтитры (бегущая строка) на иврите и английском.

 

Фотографии предоставлены пресс-отделом Израильской Оперы. COPYRIGHT – MONTE-CARLO OPERA PHOTOS. Photos by Opéra de Monte-Carlo : Mandatory copyright caption, commercial use forbidden.(©Opéra de Monte-Carlo, 2014). Photos by Alain Hanel : Mandatory copyright caption, commercial use forbidden. Photographers’ approval must be asked for any use or publication of material. (©photo A. Hanel 2014)

 

Читайте также:

Десять лет без Эхуда Манора

Технологический колледж «Афека»: что там, за горизонтом?

Пиксель в системе координат