Еврейскому государству нужен мир или Группа израильских педагогов прибыла в Аннаполис

Образование01 января 2008 года

Уже более 40 дней длится забастовка учителей. По-прежнему отказываются приступать к работе и профессора университетов. Ситуация становится все более драматичной. Выпускники школ могут не успеть усвоить материал, необходимый для сдачи экзаменов на аттестат зрелости. Студенты близки к тому, чтобы потерять целый семестр, за который они уплатили немалые деньги.  Почему усугубляется кризис, который, казалось бы, мог быть урегулирован вскоре после объявления забастовок? Ведь другие трудовые конфликты национального масштаба, вспыхивавшие при нынешнем правительстве, удавалось погасить достаточно быстро.

Невооруженным глазом видно, что затягивание забастовки учителей во многом вызвано «человеческим фактором». И председатель Объединения учителей старших классов Ран Эрез, и министр финансов Рони Бар-Он – люди с сильными характерами. Самолюбивый Ран Эрез любит привлекать внимание СМИ. Ни одна его встреча с представителями правительства не проходит без направленных на него телекамер. Он сделает все, чтобы в случае достижения соглашения его не считали проигравшей стороной. Бар-Он – человек деловой, он не склонен к популизму, состязаниям в риторике. К нападкам, «психическим атакам» он не чувствителен. Ему важно отстоять свою позицию, которую он определил с самого начала противостояния между профсоюзом учителей и правительством. Он заявляет, что просто разбазаривать миллионы не намерен и согласится повысить зарплаты, только если Объединение учителей согласится на проведение школьной реформы.

Без сомнения, весьма неблагоприятной для решения проблем учителей оказалась общая политическая ситуация. Министр финансов Рони Бар-Он и министр образования Юли Тамир не могут давать учителям финансовые обязательства, не согласовав этот вопрос с премьер-министром. Но уже несколько месяцев Эхуд Ольмерт был сосредоточен на подготовке к мирной конференции в Аннаполисе, он постоянно встречался с американскими эмиссарами и руководителями Палестинской автономии. У него просто не было физической возможности вести диалог с учителями.

Но, тем не менее, внешние обстоятельства не могут заслонить сути конфликта, о которой мне уже приходилось говорить.
Учителя обвиняют власть в равнодушии к статусу важнейшей для общества профессии. Они правы в том, что оплата труда значительной части школьных преподавателей – прежде всего обладающих небольшим стажем – недопустимо низка. В свою очередь, министр образования Юли Тамир обвиняет профсоюзных лидеров учительского корпуса в том, что они саботируют школьную реформу. Первоначальный проект реформы, обнародованный еще при прежнем правительстве, предусматривал улучшение условий работы учителей и резкое повышение их окладов. Но и Ран Эрез, и Юли Тамир не проявляют предельной откровенности.

Ран Эрез, как положено профсоюзному боссу, согласен с принятием такой реформы, которая ни в чем не ущемит никого из педагогов! Это было бы возможно только в том случае, если бы ситуация в израильской школе была идиллической. Но, к сожалению, результаты международных проверок показывают снижение качества преподавания в нашей стране. Да и без этих инспекций видно, что уровень преподавания в школах центра страны выше, чем на периферии, что знания многих выпускников школ зачастую не позволяют им сразу перейти к освоению университетской программы. Все это свидетельствует о необходимости повысить требования к учителям. Сегодня, когда Объединение учителей старших классов настаивает на увеличении зарплат, стоило бы дифференцировать эти требования: преподаватели со специальным высшим образованием (2-я и 3-я степень) и большим опытом заслуживают максимальных добавок, а тем педагогам, которые не имеют университетского диплома (это достаточно распространенное явление в израильской школе), положены меньшие поощрения. Не обязательно призывать к увольнению таких учителей – как этого требовала прежний министр образования Лимор Ливнат, но тем, кому позволяет возраст, следовало бы поставить условие – продолжить образование хотя бы в Открытом университете (заочный университет, в котором срок учебы можно растянуть по своему усмотрению).

Министр образования Юли Тамир много говорит о реформе, но обществу до сих пор не совсем понятно, в чем она будет состоять. Министр обещает учителям уменьшить число учеников в классах, увеличить часовую нагрузку. Это улучшит условия работы педагогов, но отнюдь не гарантирует углубления содержания преподавания, обновления методик. Если в 1960-х – 1970-х годах программы израильских школ соответствовали высшим международным стандартам, и это выражалось во впечатляющих научно-технических достижениях Израиля в тот период, то в начале XXI века требуется изменение и программ, и методов преподавания. Но никто не знает, что предпринимается в этом направлении министерством образования.

Израильтяне – люди эмоциональные. Большинство родителей искренне сочувствуют учителям, понимая, что оплата их труда слишком низка. Такого же сочувствия к министерствам образования и финансов не наблюдается – простой израильтянин склонен обвинять их в черствости и скупости. Если бы профессор Тамир обнародовала впечатляющую программу, открывающую перед израильскими школьниками блестящие профессиональные, социальные перспективы, то симпатии общества были бы на ее стороне. Сейчас же Ран Эрез чувствует, что народ поддерживает борьбу учителей, и потому отказывается идти на компромиссы.

Скорее всего, уступки начнутся со стороны правительства. Премьер-министру Ольмерту не удалось дистанцироваться от забастовки учителей даже за океаном. Группа израильских педагогов прибыла в Аннаполис и устроила там демонстрацию! Достижению взаимопонимания между правительством и Объединением учителей способствует то, что роль посредника взял на себя председатель Гистадрута Офер Эйни. Руководитель израильского объединения профессиональных союзов, не так давно занявший этот пост, успел проявить себя человеком, предпочитающим диалог конфронтации и изнуряющим общество забастовкам. Он уже заявил, что вполне реально повышение учительских зарплат на четверть.
Наиболее разумное решение, которое позволило бы не ущемлять амбиций Рана Эреза и Рони Бар-Она, – реализация соглашения в два этапа. Правительство может сразу повысить зарплаты педагогов и обязаться выделить следующую надбавку, как только начнется осуществление школьной реформы. Скорее всего, будет принят именно такой сценарий.

Если правительство пойдет навстречу учителям, то оно не сможет игнорировать требования профессоров. Ситуация в израильских университетах пока гораздо лучше, чем в школах. Тем не менее общество не будет удовлетворено, если правительство ограничится повышением профессорских окладов и ассигнованием университетам тех сумм, которые они требуют. Золотая пора израильских университетов осталась в прошлом. Сегодня для сохранения высоких стандартов высшего образования необходима разработка новой долгосрочной стратегии. Нельзя каждые несколько лет менять размер платы за обучение и увеличивать зарплаты профессоров, забывая о научном резерве – младшем преподавательском составе, который во время простоя авторитетных коллег самоотверженно проводит занятия, сокращая ущерб, наносимый студентам.
Проблема – не просто в покрытии сегодняшних долгов университетов, а в четком распределении дотаций между университетами и колледжами. Предшественница Юли Тамир на посту министра образования считала, что колледжи дискриминируются, и усилила их поддержку за счет университетов.
Но в науке не может быть демократии и уравниловки. Специфика организации науки в Израиле состоит в том, что главными исследовательскими центрами являются университеты. В их стенах ведутся и исключительно важные для страны оборонные разработки. Здесь готовят лучшие научные кадры Израиля. Колледжи ставят перед собой достаточно скромные задачи – дать студентам конкретные практические специальности, чаще всего на уровне первой академической степени. Соответственно не может быть одинаковых критериев финансирования университетов и колледжей.

Главное значение демонстрации израильских учителей в Аннаполисе, к которой вполне могли присоединиться и профессора, – не в «приведении в чувство» премьер-министра Ольмерта. Эта акция напомнила о том, что мир нужен не только палестинцам для создания собственного государства. С начала 1990-х годов левые и правые в Израиле яростно полемизируют, прежде всего, об оптимальном курсе по отношению к арабским соседям. В этот период ни одно правительство не находилось у власти полный срок – из-за обострения отношений с палестинцами они раньше времени разваливались и не могли последовательно проводить нужную народу социально-экономическую политику. Не все зависит от Израиля – продолжение террора пока не позволяет достичь всеобъемлющего урегулирования ближневосточного конфликта. Но вредны заявления некоторых неумных политиков о том, что Израиль не должен идти ни на какие уступки и полагаться только на силу. Мир нужен еврейскому государству для того, чтобы решить внутренние проблемы и гарантировать своим гражданам качественное образование, социальное обеспечение, высокий жизненный уровень.

Давид Шварц