Вечный еврейский вопрос

Общество14 августа 2008 года

Почему бы евреям просто не дать себя убить без всякого сопротивления с их стороны? В конце концов, так уже было не раз! 

В общем, австрийцам свойственно проявлять лояльность к еврейскому народу и некую симпатию, по крайней мере, когда речь идет об убитых евреях. Например, сегодня практически никто не имеет ничего против евреев, погибших в концентрационных лагерях.

Другое дело, когда доходит до (все еще) живых представителей еврейского народа. И это чистая правда: когда австрийский канцлер в одном из своих интервью осудил ракетные обстрелы боевиками ХАМАСа израильской территории, следующей фразой уважаемого политика было резкое порицание попыток Израиля защищаться в "столь резкой форме" от террористических атак.

По-видимому, столь непоколебимое отношение в стиле "все равны, но некоторые равнее" вызвано необходимостью защищать безопасность так называемого большинства. Пока Израиль терпеливо прячется от падающих ракет в бомбоубежищах, не оказывая никакого сопротивления, и довольно большая часть израильского населения предпринимает меры защитного характера, дабы не стать жертвами хамасовских ракет – данная ситуация нас вполне устраивает. Но как только еврейское государство начинает показывать зубы и активно защищаться от этих атак, мы автоматически ставим их на один уровень с террористами. Почему же евреи, живущие сегодня в Израиле, не в состоянии дать себя уничтожить так же интеллигентно и по-тихому, как это сделали когда-то их дедушки и бабушки, оказавшиеся в концентрационных лагерях Европы времен Второй Мировой.

Вопреки всеобщим ожиданиям, Франция продемонстрировала куда большую осведомленность о традициях и преемственности, нежели оказавшиеся столь консервативными евреи. Пока министр иностранных дел публично сравнивал действия Израиля с террористической группировкой ХАМАС, в лучших традициях Оруелла полностью стирая разницу между агрессором и жертвой, остальные представители Великой Нации, как именуют себя французы, говорили об очевидной связи между происходящим и временами Второй Мировой, когда Франция вынуждена была примириться с актами против еврейского народа.

При этом, пытаясь изящно камуфлировать собственные поступки, все те, кто ожидают от Израиля кротости и полного приятия валящихся на его головы ракет, не доставляя при этом никому никаких проблем, ввели новый термин – "непропорциональность", которую проявляет Израиль при самозащите. Другими словами: "жертв израильского сопротивления с палестинской стороны было больше, чем погибших от террора израильтян".

Неоспоримым фактом является то, что ХАМАС устанавливает ракетные пусковые установки в школах, больницах, детских садах, именно с целью достичь вышеописанного эффекта. В этой связи должен бы был возникнуть вопрос: почему полтора миллиона жителей Газы не пытаются помешать ХАМАСу бомбить Израиль с территории собственных школ и яслей? В конце концов, трудно вообразить, что ХАМАС смог бы продолжать террористические атаки больше одного дня при всеобщем сопротивлении местного населения.

До сих пор ни разу не было сказано о том, что ХАМАС (избранный большинством голосов), якобы силой пытался установить пусковую установку посреди школы, преодолевая сопротивление простых граждан. Следовательно, вопрос о "непропорциональности" должен быть задан еще раз, но в ином контексте. До тех пор, пока мирное палестинское население сотрудничает с ХАМАСом, позволяя ему вести террористическую деятельность, используя жилые дома, школы, собственных детей, его жертв вряд ли можно считать "мирным населением".

В данном случае "непропорциональность" стоит применять не к израильскому сопротивлению террору, а критике, обрушившейся на факт самозащиты.

Христиан Ортнер

Статья австрийского журналиста, опубликованная в венском издании Die Presse.