Памелы Аравы

Туризм26 июля 2007 года

В «Хевель Эйлот» (район Эйлот) входят 12 кибуцев (общественное хозяйство) и мошавов (поселки сельского типа), расположенных в пустыне Арава – от Эйлота до стойбища Куши на 101-м километре, почти что полстраны, территория, которую также называют Красной долиной, Эмек ха-Адом. 
Первая остановка – кибуц Йответа, где в придорожной харчевне останавливаются все, кто держит путь в Эйлат: перевести дух, съесть фруктовое мороженое, начать тратить деньги на никому не нужные сувениры, что понятно заранее, и …оглядеться. Слева – граница с Иорданией, справа – красные горы, впереди – Эйлат, позади – рутина буден.

Фото: Википедия

Кибуц Йответа, бывшее поселение НАХАЛа (Ноар Халуц Лохем – молодежь работающая и сражающаяся) был основан в 1957 году. Пустынные перепады температур и отсутствие абсолютно всего, кроме скорпионов, не остановили тогдашние горячие еврейские головы. И вот, теперь здесь, как на выставке достижений сельского хозяйства в Москве, есть чем похвастаться: от заповедника-сафари с редкими видами пустынных кошек до плантаций высоченных пальм и местной сметаны.

Все это одним взглядом можно окинуть только со сторожевой вышки, а для того, чтобы проникнуться самой идеей, стоит пересесть на экскурсионный автобус и покататься по периметру владений кибуца, по маршруту, который так и называется «Вокруг Йответы». Остановки – увидеть сельские угодья с подробными объяснениями не только о том, что здесь растет, но и почему. По идее, в таком климате, кроме колючек, ничего расти не может. Далее – сам кибуц, на вид весьма скромный: коровник (детям разрешают подоить корову – впечатление на весь год), молочный заводик, на котором готовят известный всей стране «шоко», заповедник «хай-бар» – лисы, волки, шакалы, гиены, а если повезет, то и леопард.

И, конечно, плантации с ровными, по линейке посаженными рядами 30-метровых финиковых пальм, под которыми не растет ничего – ни сорная трава, ни кусты. Все съедают специально выпускаемые сюда ослики, и вся сила земли идет в пальмы. Сорняков нет, пестицидами никто ничего не поливает, и финики вызревают экологическими чистыми.

Кибуцы Аравы соревнуются между собой в сельскохозяйственном туризме. Любопытствующих приезжих приглашают в автобусы с гидом, или местный знаток агрономии сам подсаживается к ним в машину. В течение 2-3 часов, разъезжая по сельскохозяйственным угодьям в пустыне, гид с чувством и оправданным пафосом рассказывает, что финики и фрукты данного кибуца самые лучшие на юге страны, что их плантации – самые большие, пальмы – самые высокие (финики собирают, стоя на специальном подъемном кране). Мне удалось за два дня побывать на четырех подобных экскурсиях, любопытны были все, представитель каждого хозяйства утверждал, что слаще фруктов, чем у них, не бывает, а если без иронии – все это интересно чрезвычайно, таких фиников и таких людей в другой части Израиля не встретишь.

Местные аграрии, в основном североамериканские евреи, приехавшие сюда по зову сердца тридцать лет назад, и примкнувшие к ним сабры (уроженцы страны), и детей своих воспитывают в духе сионистской идеи, раз в неделю приглашая добровольцев-учеников местной школы на опытные делянки.

Большинство встреченных мною кибуцников гордятся тем, что их кибуцы сохранили самый дух коммуны, и все дружно обрабатывают пустыню между дюнами и 14 колодцами с солоноватой водой, выращивая экзотические плоды и пряности. На полив тут идет очищенная вода. В Араве вывели засухоустойчивые растения, что является одной из статей местного экспорта в Европу. Недавно отсюда в Испанию отправилась партия рассады помидоров и перцев.

Главное кредо – использовать минимум пригодной почвы и воды и вырастить максимум плодов. Овощи тут растут, получая капельное орошение и устремляясь по веревкам вверх. Ветер свирепствует, дождей выпадает 3 миллиметра в год. Когда раз в десятилетие случается наводнение, пространства между дюнами превращаются в озера, на которые садятся перелетные птицы, – рай для фотографов, но фермеры стонут: такие наводнения уничтожают посевы и смывают тонкий слой почвы.

Идет активное международное сотрудничество: израильтяне и иорданцы вместе борются против мух и комаров. Точнее, как бороться придумывают израильтяне, а иорданцы эти изобретения милостиво соглашаются принять. Но есть и более впечатляющие примеры. Напротив кибуца Йответа, в семистах метрах от границы, на иорданской территории расположено бедуинское стойбище, откуда на кибуцные пардесы (цитрусовые плантации) и поля совершались регулярные налеты. Памелам и питайям наносился видимый урон, делу мира – немалый вред, и потому кибуцники придумали «Проект Рахме» по привитию кочующему населению навыков ведения сельского хозяйства в пустыне. Раз в несколько недель евреи отправляются через «Шаар Рахме» – подобие ворот, украшенное картонными флажками, в Иорданию учить бедуинов выращивать фрукты и цветы. Результаты – сказочные, шейх – владелец ключей от забора – выражает восторг, его деревня богатеет на глазах, дети ходят в школу в форме! И это – реальность.

Бен-Гурион в 1956 году напутствовал пионеров Аравы: «Дерзайте, преодолевайте и вы получите по заслугам своим и усилиям своим». Это почти библейское пророчество было услышано и принято на веру, в пустыне вырастили сад на кибуцных полях.

Далее наш путь лежит в парк Тимна, зимой еще более притягательный, чем летом, хотя бы потому, что Соломоновы столбы вечны, но зимой не столь жарко и в парке можно провести целый день, а не только два ранних утренних часа. При входе в парк мы смотрим отличный трехмерный (кресла крутятся вокруг земной оси) фильм о медных рудниках и о системе шахт, прорытых тут древними египтянами, о культуре бронзового века, о богине Хатхор, об археологических раскопках, увиденных с самолета загадочными белыми блюдцами.

Далее – собственно парк с десятками пешеходных маршрутов, искусственным озером, возможностью кемпинга, харчевней в бедуинском стиле с хумусом и салатами, в которой надо приноровиться сидеть на матрасах. Но главное – пейзажи: каменные коричневые долины, отвесные 100-метровые стены, изрезанные пустынной клинописью. Пешком парк не обойти ни за день, ни за два. На машине по заповеднику ездить неинтересно, пыльные окна скрывают красоты. Потому в Тимне – нововведение. Отныне здесь можно взять напрокат велосипеды, с креслицами для малышей, велосипеды поменьше – для подростков, каски и вода прилагаются. Можно привезти свои велосипеды или на них приехать, если вы ночуете в кибуцах Красной долины. Красиво невероятно, велосипедные маршруты – щадящие, не все время ведут в гору, рассчитаны на час, два или на целый день. Катайтесь, любуйтесь! Не зря в Израиле за год продаются 90.000 новых велосипедов, в лесах Земельного фонда проложены специальные маршруты, "велосипедомания" расширяется, как круги на воде. Перевести дух в Тимне велосипедисты смогут в трех новых центрах для посетителей, в которых есть пояснительные таблички, демонстрируются археологические находки, а террасы, возведены таким образом, что вид с них открывается наипрекраснейший.

Но вот горизонт в определенной точке затмевает нечто столь несуразное, что не устремиться туда нельзя. Нечто вроде шатра, по размерам – небольшой цирк, странное сооружение из картона, крашенного тусклой золотой краской и задрапированного тканями под парчу. Это странное сооружение, на мой взгляд, – чудовищное. По мнению других – святое. Модель-копия, точнее, наивная имитация переносного Ковчега Завета, создана австрийцами-баптистами из баптистской деревни, что возле Петах-Тиквы. Представители баптистов тут дежурят и рассказывают обалдевшим от мерцания фальшивого золота туристам об Исходе и Моисее на примере жертвенника из папье-маше, но в натуральную, «локтевую» величину, а также скрижалей завета с десятью заповедями, посоха Аарона и даже горшочка с манной, выставленных в витрине – "в святая святых Храма". Баптисты уверены, что вершат богоугодное дело, рассказывая туристам из-за границы и из Израиля историю Исхода: «… а мы здесь даем истинную веру и любовь к Ветхому завету».

Фото: Википедия

 

Всего в Тимне бывает 130.000 человек в год – неплохо даже по сравнению с такими рекордсменами, как горячие источники Хамат-Гадер и Масада. А вот чего в Тимне не бывает, так это дождей. По словам директора парка, последний раз дождь здесь был лет семь назад, а наводнение, из тех, что помнят поколениями – лет двенадцать назад, потому пальмы выцветшие, акации – пыльные, а кусты каперсов – безрадостны, что вовсе не мешает дышать тут полной грудью и пытаться обхватить воздух руками.

Воды в пустыне нет, что не помешало кибуцам обзавестись бассейнами, и параллельно разработать программы по очистке воды, системы экономного полива и вторичной переработки. Чемпион в этой области кибуц Лотан, получивший звание экологически чистой деревни мира. Лотан был основан в 1983 году последователями реформистского течения иудаизма из Израиля и англоязычных стран и членами организации «Зеленый кибуц». Дома в нем строят из глины и соломы, ограды возводят из старых шин, яичницу жарят, используя солнечную энергию, чай заваривают только травяной, медитировать выходят в пустыню, там же наблюдают за птицами, если они соизволят пролететь мимо.

А еще в нем живет главный тренер страны по системе гидротерапии уотсу (уотсу – точечный массаж в воде) Хеди Шакед, член международной организации уотсу WABA. Система массажа шияцу в воде, уотсу, была придумана в Америке неким беззаботным калифорнийским хиппи, соединившим массаж, медитацию и воду. Его идеи подхватили и развили. Хеди Шакед, член кибуца Лотан, учился уотсу у верного ученика и сподвижника главного гуру водяных упражнений в Италии, и сам стал последователем и проповедником его идей в Израиле, возглавляя семинары уотсу в больнице Тель ха-Шомер и в Институте им.Вингейта. В Израиле водяное шияцу признано частью общего курса гидротерапии и применятся в реабилитационных центрах, при работе с детьми, отстающими в развитии, на лечебных сеансах для беременных женщин. Плюсы – приятно, тебя качают в теплой воде, как в люльке. Плывешь себе в потоке сознания с закрытыми глазами и не думаешь ни о чем, или о чем-то настолько своем, что этого не пересказать. Полотенца и халаты выдаются беспрекословно, равно как чаи и сухофрукты. За стрельчатыми окнами – красоты зимней пустыни, вместо хлорки в воде – озон.

Но Лотан – не только водяная люлька, от семинаров для детей, как лепить кирпичи из глины до семинаров для взрослых, как правильно обустраивать ямы для компоста. В саду рядом с каждым растением (естественно, ничем не удобренным, кроме того самого компоста) табличка с упоминанием этого растения в ТАНАХе, будь то пряная травка или подсолнух. Здесь же вам продемонстрируют печку-духовку, работающую на солнечной энергии, отличное изобретение для хамина на субботу – долго парится и ничего не подгорает, пример использования солнечной энергии в мирных целях. Но самое интересное здесь – рассказы о том, как и что перерабатывается. В ход идет все: из пустых пластмассовых контейнеров делают перегородки, из старых автомобильных шин – детские горки и садовую мебель, которую покрывают краской на основе отработанного растительного масла и т. д. А вокруг – пески, начинающие покрываться мельчайшей светлой зеленью.

Недалеко от Лотана находится кибуц Ктора, его основатели приехали в Израиль более 30 лет назад. Чем Ктора примечателен? Многим: чистенькими новыми циммерами (домики для отдыха), экскурсиями в пустыню, придорожным кафе, где потомок североамериканских переселенцев печет пироги с яблоками, единственной в мире фабрикой по искусственному выращиванию водорослей в закрытой эко-системе (с виду – ряды стеклянных труб на стойках). Водоросли в трубах с проточной водой растут в 10 раз интенсивнее, чем на воле и поставляются на фармацевтические фабрики и для откорма форелей.

Фото: Википедия

 

В Кторе также расположен Институт Аравы по изучению окружающей среды, центр по экспериментальному сельскому хозяйству в пустыне (мазанки центра возведены из глины и соломы), который с 1974 года возглавляет одна из основателей кибуца профессор Эллейн Соловей, знаменитая вообще, а в частности и тем, что вырастила финиковую пальму из косточки 2000-летней давности, найденной на Масаде (ростку пальмы дали имя – Метушелах), своими орхидеями и тем, что создала «Волшебный сад», «Ган ха-Касум», где проводятся экскурсии по опытным посадкам: более 250 плодовых деревьев и кактусов, часть растений выращивается по заказам агрономических институтов из разных стран, изучающих сельское хозяйство в условиях пустыни.

Здесь выращивают экзотический фрукт питайя, напоминающий одновременно плоды кактусов-опунций, то есть сабры, которые практически не надо поливать; по цвету – свеклу, по структуре – киви, по внешнему виду – артишок, по вкусу – все что угодно, от дыни до земляники. Витамина "С" в питайе больше, чем в лимонах, да и есть его приятнее, чем лимон. А вот плоды на вид чудесного южноафриканского дерева амарула из Ботсваны – кислейшие, хоть и полезные невероятно: концентрация витамина "С" там уже зашкаливает – в пять раз больше, чем в цитрусовых. В орехе амарулы масла – 88 процентов, так что африканцы на нем жарят все, включая слонов, которые зачастую пьянеют, наевшись забродивших плодов амарулы. Вид плодов амарулы – невзрачный, и не то, чтоб они очень вкусны, но из них делают вкуснейший густой сок и мармелады. Деревья амарулы дают густую тень и не требуют много воды. Зелень ее чудесна, но куда интереснее все это узнать от самой Эллейн Соловей, которая уж если начнет водить вас по своему ботаническому «Волшебному саду», то раньше чем через три часа из него не выпустит, и за это время вы наслушаетесь историй дивных и невероятных о том, что такое выращивать фрукты в пустыне без воды, что здесь едят козы и овцы, какие растения привезены сюда из Индии (сам Далай-Лама привозил ей саженцы тибетских лекарственных растений в 2000-м году), что такое физиология дерева, и что такое дерево «ним», что для полива одного мангового дерева нужно 50.000 кубометров воды в год, и что стоит за попытками изменить пустыню и вырастить лечебные травы для иерусалимских больниц в тени черных сеток.

Фото: Википедия

Питайя цветет в ноябре, каждый цветок кремового или бело-сиреневого цвета размером с трубу, недаром питайю называют Королевой ночи. В Кторе, как и в Йответе, как и в кибуцах Яэль и Эйлот, проводятся сельскохозяйственные экскурсии. Участвовать в них имеет смысл только с гидом, истории о 3000 финиковых пальмах, вокруг кустов с помидорами, деревьев с гигантскими памелами и теплиц с перцами делают жизнь куда привлекательней и вкусней. Там же, в Кторе, можно взять напрокат велосипеды, отправиться ночью в пустыню разводить костер, поучаствовать в сеансах то ли медитативных, то ли телепатических, в семинарах фотографии в пустыне (не в субботу), в походе в горы к источнику Эйн-Ктора и в сионистского толка семинарах, проводимых фондом «Керен колот».

«Керен колот» («Луч голосов») – фонд, возникший в 1986 году на базе идей плюрализма. Каждый может сказать и быть услышанным, особо в этом смешанном кибуце, основанном в 1973 году группой веселой нью-йоркской и чикагской молодежи, субботу соблюдающих, но приветливо встречающих всех в любой день недели. Население в кибуце – смешанное, кашрут соблюдается, прочие ритуалы – по мере желания, поскольку конкретно ни к какому религиозному течению Ктора не относится, а женщины и мужчины молятся в синагоге вместе.

Ктора первоначально должна была называться по решению государственной комиссии по названиям «Нер Шломо Копански» (свеча памяти Шломо Копански), сокращенно – НеШеК (оружие). В октябре1973 года, в день, когда кибуц должен был быть официально заложен, началась война Судного Дня. Через полтора месяца, в конце ноября 1973 года, кибуц все-таки «открыли», но уже под названием Ктора, поскольку в ту неделю читалась глава из Торы «Хайей Сара». «Жизнеописание Сары», а Ктора была третьей женой Авраама, взятой им в жены после смерти Сары.Каждый год, когда читается эта глава из Торы, отмечается день рождения кибуца, а его жители искренне считают, что для того, чтобы чего-то здесь добиться, нужна помощь Б-га.

Подобные агрономические путешествия проводятся и в кибуце Яхель, где в сезон сбора урожая экскурсанты могут сами собирать памелы и другие цитрусовые под щебет птиц и под рассказы Рана Берштейна (родом из Нью-Джерси), бравого «пардесмана» в ковбойской шляпе, бойко ведущего нас от Нахаль Арава к границе с Иорданией. Так как речь идет о сельскохозяйственном туризме, то послушно перечислю все, что выращивают на песках в кибуце Яхель: дыни, картошку, зеленый лук, бататы, перцы, репчатый лук, и, разумеется, финики, которые здесь, как и везде в Красной долине, собирают, используя подъемные краны, по два урожая в год.

О чудесах сельского хозяйства вам расскажут на подобной экскурсии и в кибуце Эйлот, наиболее близко расположенном к Эйлату – в полукилометре от въезда в город. Удивительно, но здесь другой климат – ветры сильнее, еще жарче, потому манго тут вызревают на 3 недели раньше, чем в других кибуцах Аравы, а финиковые посадки насчитывают 5000 деревьев. В Эйлоте, недалеко от пограничного пункта, расположены искусственные озера для выпаривания морской соли, сюда-то и садятся перелетные розовые фламинго, которые, в свою очередь, полюбили мелких рачков, в этих озерах плодящихся. Фламинго – изящны и красивы. Когда птицы взлетают, видны их розовые крылья, скоро наблюдать за ними можно будет только с отдаленного холма в бинокль.

Всего же в Эйлоте и Араве зимой водятся 430 видов перелетных птиц. В Эйлоте – самый большой в стране парник с болгарскими перцами, отличные домики-циммеры, вкусное кафе «Черно-белое» с соответствующим черно-белым сувенирным магазинчиком, неплохой и недорогой ресторан «Капот тмарим», бассейн, живой уголок, уроки верховой езды, массаж и спа, и все те же кибуцные развлечения: велосипедные маршруты, прогулки вокруг горы.

А можно переночевать и в романтической обстановке, при отблесках огня из камина, в обществе двух здоровенных рыжих котов, на вершине горы, в месте, где кончаются заботы одних и начинаются хлопоты других – хозяев стойбища Хан-Шахарут возле ишува (населенного пункта) Неве-Шахарут на 30 семей, единственного не кибуца и не мошава в Красной долине, а поселения людей свободных профессий – от кузнецов и плотников до художников и музыкантов, начавшегося с поселения НАХАЛа. Музыкант, развлекавший нас поздно вечером игрой на пастушьей и китайской флейтах, еще и столяр, немало построившей и в Хан-Шахарут, где помимо общего места для ночлега – огромного шатра с циновками и коврами, котами и камином, а также вкуснейшей едой, есть еще и 5 мазанок с крохотными бассейнами и несколько караванчиков с кондиционерами. Вокруг же – ветры, камни, пустыня, змеи, обрывы, верблюды, вид с 500-метровой горы на тысячи километров вокруг без границ. Лет 17 назад из Шахарут зарубежные туристы выходили на двухнедельные прогулки на верблюдах. Сейчас же сюда приезжают на семинары либо йоги со своими последователями, либо бледные программисты с лэптопами. Соответственно и уровень обслуживания: йогам выдаются сырые овощи, программистам – дивный ужин во французском стиле с чудесным вином из Иерусалимских гор за весьма достойную плату, но ужин настолько хорош, что оно того стоит. Во все блюда добавлены лимон и петрушка, так что не сомневайтесь, накормят хорошо!

В Хан-Шахарут можно дешево переночевать всем семейством, можно и нескольким семьям сразу за циновычными полосатыми перегородками, вечером послушать музыку мира в исполнении местного трио на дарбуках и на бедуинской ступе для измельчения кофе, а с утра, отгуляв свое по пустыне, поучаствовать в семинарах на темы от альтернативной медицины до лепки горшков. Иногда в Песах здесь собираются до 200 человек, зимой же – почти никого, все пространство – ваше! Все условия проживания здесь, детали путешествий на верблюдах, поездок на джипах, пеших маршрутов и меню ужина надо обговаривать заранее, даже количество спальных мешков стоит обсудить с хозяином здешних хуш, зул и хана – обаятельным Йонатаном Бергманом, бывшим тельавивцем, сменившим соблазны города на каменную пустыню. Здесь, в хане, можно устроить все, что угодно, вплоть до лазерного представления, но лучше хранить молчание и разговаривать друг с другом только вечером, у огня.

Маша Хинич

 

Читайте также:

Израильский патент продлит срок хранения овощей и фруктов

«… Извлечь еврея из гетто, а гетто изгнать из еврея» – штрихи к портрету Зеэва Жаботинского

NUTZ – самая смелая версия «Щелкунчика» в Израильском балете