История любви и грехопадения Анны в па-де-де и па-де-труа

Культура28 июня 2018 года

В Израиле в эти дни проходят гастроли Цюрихского балета, который привез в нашу страну русскую классику. «Анна Каренина» стала подлинной сенсацией финала театрального сезона.

 

«Анна Каренина» в постановке Цюрихского балета

«Анна Каренина» в постановке Цюрихского балета

Наш сайт анонсировал этот спектакль в числе прочих театральных и концертных событий июня. Но анонс не дает полной картины, поскольку, пока не посмотришь, суждения не вынесешь.

Посмотрев «Анну Каренину», мы с полной ответственностью заявляем: это было одно из самых интересных балетных представлений нынешнего года. Воздержимся от оценок «лучший», «превосходный» и прочих суперлативов и сосредоточимся на том, что можно воспринять органами чувств – в данном случае зрением и слухом.
Итак, слух: очень неожиданное решение, микст из музыки Сергея Рахманинова, Витольда Лютославского, Сулхана Цинцадзе, Иосифа Барданашвили. Последний, кстати, израильский композитор, завоевавший международное признание.

Причудливость музыкального ряда еще и в том, что – довольно редкий случай в балете – здесь использована не только оркестровая и инструментальная музыка, но и вокал. В исполнении меццо-сопрано Дениз Узун в сопровождении фортепиано (Луиджи Ларго) звучат рахманиновские романсы «Не пой, красавица, при мне», «Ночь печальна», «Увял цветок».

 

«Анна Каренина» в постановке Цюрихского балета

«Анна Каренина» в постановке Цюрихского балета

А временами музыка и вовсе замолкает, и танцоры, словно завороженные, продолжают двигаться в полной тишине.

Теперь о том, что видят глаза. А видят они не столько балет, вернее, не столько танец в привычном понимании, сколько иллюстрированную историю любви, грехопадения, страдания и неминуемой расплаты (помните: «Мне отмщение и аз воздам»?). Театральный критик Лина Гончарская определила жанр этого спектакля как хореодраму, и мы не можем с нею не согласиться.

Хореография Кристиана Шпука точна и изобретательна. И вновь мы становимся свидетелями смешения жанров и направлений, как это было с музыкой. Здесь и классика, с ее филигранным рисунком танца на пальцах, и неоклассика с ее свободой и раскованностью движения, и ломаный танец модерна, и пантомима, словом, все выразительные средства, доступные современному балету.

«Анна Каренина» в постановке Цюрихского балета

«Анна Каренина» в постановке Цюрихского балета

Отдельного внимания заслуживает сценография. Она минималистична, собственно, балет не терпит суеты и требует пространства. Ради придания «русского» колорита постановщики (а художественным оформлением занимался все тот же Кристиан Шпук вместе с Йоргом Цилинским) добавили пару березок, в сознании человека Запада Россия без березок не существует. Оставим это на их совести, тем более, что после нескольких минут представления о березках уже и не вспоминаешь.

Важную роль играет деревянный помост, который превращается то в железнодорожный перрон, то в зрительские трибуны на скачках, то в итальянскую набережную. И белое полотно на заднике сцены, куда транслируется видеоряд: приходящий поезд, забег лошадей, русское поле…

Главную партию в премьерном представлении исполнила прима-балерина Цюрихского балета Викторина Капитонова. Интересно, что Шпук создавал этот балет специально для нее. В ее исполнении Анна хрупка и ранима, она с первой минуты словно предвидит трагическую развязку, и даже танец страсти исполнен ожидания возмездия, которое готовит ей судьба.

Кристиан Шпук – один из самых интересных и смелых хореографов современности. В его работах чувствуется влияние его учителя – знаменитого Джона Кранко, художественного руководителя Штудгартского балета, известного своей любовью к русской классике. В частности, именно Кранко принадлежит постановка балета «Онегин», признанного шедевром неоклассики.

По всей вероятности, ученик унаследовал любовь учителя к русской литературе, и хореографическая драма «Анна Каренина» тому дополнительное подтверждение.

В общей сложности израильскому зрителю покажут пять спектаклей, из которых остались три: 28, 29 и 30 июня в помещении Тель-Авивского центра сценических искусств.

 

 

Фото: Monika Rittershaus, Gregory Batardon.

Фотографии любезно предоставлены организаторами гастролей