Культурное обозрение

Культура20 июля 2010 года

«Неприличные истории»
На самом деле история, которую мы хотим сегодня рассказать – в высшей степени приличная. Побольше бы таких. В то же время, название мы придумали не для завлечения публики – так называется спектакль по мотивам французских фарсов эпохи Возрождения, который на следующей неделе представит театр «Контекст». 

Его суть в одной фразе выразила художница Полина Адамова, создавшая, не побоимся этого слова, концептуальные костюмы к спектаклю: «Меняются времена, меняются наряды, но люди остаются прежними – женщины ищут мужчин, мужчины ищут женщин».

Спектакль этот нов и не нов. Года два назад режиссер и актер Михаил Теплицкий поставил его со своим ансамблем «Актерская коллекция» под эгидой продюсерской фирмы «Треугольник». То был настоящий фриндж: спектакль шел в подвале-бомбоубежище с ободранным потолком, на три этажа под землей, практически без декораций, с минималистическим, но предельно точно поставленным светом, в присутствии четырех десятков зрителей, сидящих вдоль стен. Подвал этот помещается аккурат под Раматганской брильянтовой биржей, но публике, теснившейся в зале, было ясно, что подлинные алмазы находятся именно тут. Правда, увидели спектакль очень немногие: зал крошечный, да и спектакль был показан всего несколько раз, и вот теперь он переносится на сравнительно большую сцену в Центре Сузан Деляль в живописном тельавивском квартале Неве Цедек.

Создатель спектакля Миша Теплицкий перебрался в Израиль лет 20 назад; он был студентом четвертого курса Ленинградского театрального института, когда в город приехала делегация преподавателей театральной школы «Бейт-Цви» и израильских актеров – ему оказалось достаточно их увидеть, чтобы спустя несколько месяцев уже самому быть студентом этой школы.

За годы в Израиле он успел невероятно много – играл в гордости-алии-девяностых – театре «Гешер» и в антрепризе Михаила Козакова, был создателем, вместе с Игорем Березиным, едва ли не лучшего в Израиле (не только в «русском» Израиле) театра фринджа «Маленький», получил первый приз конкурса «Театронетто» за моноспектакль «Контрабас», участвовал в международных театральных проектах в Европе, снимался в кино, был ведущим многих популярных ТВ программ и продолжает быть востребованным в ивритском театре; но в какой-то момент он почувствовал, что актерская карьера его привлекает все меньше и меньше: «Мне стало просто неинтересно играть, а я, похоже, так устроен, что могу делать только то, что интересно», говорит он.

Актеры, переживающие подобный кризис, порой уходят в режиссуру, и некоторые из них преуспевают. Это произошло и с Мишей Теплицким, хотя не все было гладко: набив руку на студенческих спектаклях во все той же родной «Бейт-Цви», он поставил свой первый по-настоящему самостоятельный спектакль по чувствительной французской пьесе о закатных днях Сары Бернар, пригласив на роли ветеранов местной сцены Лию Кениг и Шломо Бар-Шавита. Спектакль получился не хуже и не лучше большинства, идущих в здешних театрах, но после представления в «Габиме» критика его разнесла, указав, что руке режиссера недостает твердости. От себя добавим – возможно, оттого, что священные старички хоть Мишу и обожали, но совершенно не слушались. Да и пьеса была бенефисная в нелучшем этого смысле слова.

К счастью для всех нас, Миша не впал в уныние – он продолжил ставить спектакли на русском и иврите, собрав вокруг себя талантливых людей театра, каждый из которых является полноправным создателем спектакля. Диапазон – от «Главное забыл» на иврите по повести в письмах Шолом Алейхема (в котором он сам сыграл фантазера и вечного бродягу Менахема Мендла) до «Стульев» Эжена Ионеско на русском; «Главное забыл» он недавно с большим успехом поставил в Петербурге вместе со своими однокурсниками. Менее года назад Теплицкий стал главным режиссером ашдодского театра «Контекст», уже поставил там два спектакля на русском языке и подумывает о спектакле на иврите.

На вопрос нужен ли и жизнесопособен ли в Израиле русский театр он отвечает:

«Пока есть люди театра, для которых русский язык – это их художественный язык (даже если они перешли на иврит), и есть зрители, которые хотят видеть спектакль на этом языке (и вовсе не потому, что они не знают других языков), такой театр должен существовать, и те, и другие его заслужли».

Желающих приглашаем заглянуть на сайт театра «Контекст»: www.kontekst.co.il

«Кто позаботится о ребенке?»

Раз уж мы говорим о театре, то вот еще один спектакль: «Кто позаботится о ребенке» в Хайфском муниципальном театре. Это вполне хороший, добротный спектакль, но есть в нем, как показалось автору этих заметок, некая недоговоренность.

В основе спектакля лежит пьеса для актеров и оркестра драматурга Тома Стоппарда и композитора Андре Превина «Every Good Boy Deserves a Favour». Впервые спектакль был поставлен в 1977 году на одном из лондонских фестивалей, с Андре Превином за дирижеским пультом. Вследствие чисто технических трудностей – на сцене присутствует симфонический оркестр – спектакль ставится нечасто, но пару лет назад он снова всплыл в Лондоне и завоевал немалый успех. Руководителям Хайфского театра, об ту пору гостившим в театральной столице, спектакль тоже очень понравился и они решили, что нужно бы и у нас его показать.

Фабула такова. В камере тюремной психбольницы сидят двое. Один – диссидент, который угодил за решетку за то, что заявил, что в СССР отправляют в психушку нормальных людей, второй – настоящий сумасшедший, который верит, что он – музыкант симфонического оркестра. И зовут их одинаково – Александр Иванов. Их лечащий врач – скрипач-любитель, который в свободное от работы время играет в оркестре. И есть еще ребенок – сынишка Иванова-диссидента, который умоляет отца признать себя сумасшедшим, чтобы его выпустили на волю. Разрешается этот узел старым театральным приемом deus ex machina, ко всеобщей радости.

Это спектакль, в котором все, казалось бы, хорошо. Перевод Дори Парнеса остроумен и сохраняет словесные игры оригинала. В главных ролях заняты превосходные актеры Норман Исса (сумасшедший) и Дорон Тавори (диссидент). Оркестр «Симфонетт» из Раананы (на 90% состоящий из «русских») под управлением Давида Зеббы звучит превосходно. Свет красивый.

Но что-то непонятное происходит на сцене. Если предположить, что пьеса Стоппарда – непосредственно о том, о чем она рассказывает, то рефлексирующий чеховский интеллигент Дорона Тавори имеет мало общего с отчаянными бойцами, каковыми были советские диссиденты, хорошо знавшие, что друг, а кто – враг (есть основания предполагать, что прообразом персонажа послужил Буковский). Если же перед нами все-таки метафора, то струна не натянута до предела и, кажется, заложенные в пьесе игра и дуальность (антиподы-Ивановы, правда-ложь, норма и безумие, борьба со вселенским злом и забота о единственном ребенке) не реализованы до конца.

Положение неожиданным образом спасает короткое балетное интермеццо, в котором Марина Белтова – весьма преуспевающий в Израиле хореограф – не произнеся ни слова, говорит все то, что нужно сказать об ужасе и абсурде жизни в условиях тоталитарного режима.

Успех молодого хореографа

Работы молодого израильского хореографа Эйдана Коэна приглашены на два важных международных фестиваля, в Португалии и в Индии.

Коэн получил приглашение представить свой балетный номер «Мой сладкий мех» на фестивале International Platform for Choreographers, который проходит в португальском городе Альмада. Этот фестиваль существует с 1992 года, его цель – презентация работ молодых хореографов. В программе фестиваля не только балетные спектакли, но и мастер-классы, открытые студии, выставки, демонстрации фильмов жанра видео-данс. В этом году в нем будет представлено около 20 работ из 15 стран. Его работа «Мой сладкий мех» впервые увидела свет на фестивале Solo Tanz Theater Festival в Штутгарте в 2007 году, где ее исполнил танцовщик Ран Бен-Дрор, и получила первый приз.

Другая работа Коэна, под менее вызывающим и, кажется уже кем-то использованным названием «Лебединое озеро» приглашена в гастрольное турне по Индии в рамках представительного международного фестиваля Interface 2010, который проходит в Нью-Дели.

Interface – фестиваль, посвященный альтернативному и авангардному искусству. Он не ограничивается только балетом, но включает в себя живопись, моду, музыку, театр и кино.

Премьера «Лебединого озера» состоялась на фестивале современного балета Tanzplan Drezden, где его исполнили израильские танцовщицы Эла Ротшильд, Реут Леви и Шарон Везана.

А в ноябре еще одна его новая работа будет поставлена в Silesian Dance Theatre.

Два слова об Эйдане Коэне. Ему 32 года, он родился в киббуце Мизра на севере страны, изучал классическую музыку, пластические искусства, театр и философию в колледже искуств в Мицпе-Рамоне. В 2000 – 2005 годах Коэн был ведущим танцовщиком Киббуцного ансамбля балета.

Выставка работ Авигдора Арихи

В Тель-Авивском музее искусств открылась выставка работ Авигдора Арихи – художника, недавно скончавшегося в возрасте 81 года в Париже. Несмотря на то, что почти всю свою жизнь Ариха прожил в этом городе, и лишь несколько лет – в Израиле, он, тем не менее, считался израильским художником.

Выставка состоит из двух частей, и первая ее часть, подготовленная совместно с художником незадолго до его смерти, включает в себя иллюстрации к «Бродячему псу» Агнона, созданные в 1950-е годы.

Во вторую часть выставки вошли 19 автопортретов художника, написанных между 1948 и 2001 годами. И если в ранних работах Ариха представляет себя в качестве солдата или пианиста, то более поздние являют собой интроспективные студии его мастерской и его дома.

Слава пришла к Авигдору Арихе в тот период его творческого развития, когда он был художником-абстракционистом, и лишь затем он обратился к фигуративной живописи, став тем самым первым в истории живописи художником, который шел от авнгарда к традиционному искусству. Он говорил, что переворот произошел в нем после того, когда он побывал на выставке картин Караваджо, проходившей в Лувре, но, конечно, не только вследствие этого. В одном из интервью он говорил приблизительно следующее: «Люди, которые верят, что в искусстве может быть что-то новое, невероятно наивны. Мне было чуть за тридцать, когда я был впоне процвеающим художником-абстракционистом. Но потом я заметил, что начинаю повторяться, и в какой-то момент меня стало тошнить от моих собственных работ».

Ариха родился на севере Румыни в семье немецких евреев. Его отец погиб в 1941 году на марше в концлагерь, мать осталась в живых – но лишь по окончании войны нашла Авигдора и его сестру в Палестине.

В 1940-е годы Ариха учился в Бецалеле – иерусалимской школе искуств и впоследствии в Академии изящных искусств в Париже, где и поселился в 1954 году, отчасти под влиянием драматурга Самуэля Беккета, с которым его связывала близкая дружба. Эта дружба имела и художественный выход – Беккет написал книгу об Авигдоре Ариха, а Ариха проиллюстрировал многочисленные тексты Беккета.

Отойдя от абстрактной живописи, Ариха развил феноменальную технику гравера и живописца. Он заканчивал гравюру за одну сессию, никогда не пользовался набросками и обладал великолепным чувством света. Он достиг успеха в самых различных жанрах, от ню до натюрмортов, но стал особенно знаменит благодаря своим портретам, которые ему заказывали как Королева-мать, так и Катрин Денев.

Его работы можно встретить во многих музеях – в Британском музее, где хранится около 100 его работ, в музее барона Тиссена-Борнемисса в Мадриде, в Тель-Авивском музее искусств и Музее Израиля в Иерусалиме.

Открытие сезона

Израильский филармонический оркестр открывает сезон, который обещает быть на редкость богатым именами замечательных солистов. Традиционно концертами начала сезона продирижирует художественный руководитель оркестра Зубин Мета. В программе – Второй скрипичный концерт Прокофьева, который исполнит Леонидас Кавакос, и «Петрушка» Стравинского. В концерте примет участие балетная труппа «Бат-Шева» (хореография – Шарон Эяль). В програме также мировая премьера «Азербайджанского танца» молодого израильского композитора Авнера Дормана, который живет и работает в Лос-Анджелесе. Как всегда, концерты пройдут в Тель-Авиве, Иерусалиме и Хайфе.

В других концертных циклах начала октября выступит меццо-сопрано Анна Софи фон Отер, которая исполнит лидер Шуберта и Малера.

Стараясь обратиться к самым разнообразным слоям аудитории и привести новых слушателей в концертные залы, Филармонический оркестр уже много лет проводит концертный цикл «Филармония в джинсах». Эти концерты устраиваются в четверг вечером, начинаются позже, чем обычно, и славятся своей неформальной атмосферой. Программа таких концертов – вполне общедоступная, и, если Зубин Мета, а вслед за ним и его почтенные коллеги уже лет десять, а то и больше, соглашаются подняться на подиум в джинсах, значит, это приносит оркестру желаемые плоды. Солистами ближайшего концерта станут Херн Мельцер (виолончель, 16 лет), Майя Тамир (ф-но, 9 лет) и кларнетисты – 18-летние братья-близнецы Александр и Даниэль Гурфинкель.

И, наконец, в середине октября состоится мощный гала-концерт, в котором международные и израильские солисты исполнят фрагменты из любимой народом оперы Бизе «Кармен».

Максим Рейдер